Оборона Павло-Очаковского узла. Внуки и правнуки защитников Приазовья восстановили историю подвига

27 августа в Азовском музее-заповеднике открылась новая выставка. Она посвящена обороне Павло-Очаковского узла… Это героическая страница в истории Приазовья, достойная того, чтобы быть увековеченной в истории нашего региона, в памяти людской…

Валентина СЕРАШ

Батарея №661 обороняла восточное побережье Азовского моря летом 1942 года на Павло-Очаковском узле. Спустя 70 лет внуки и правнуки защитников Приазовья решили восстановить историю этого подвига. Поисковики Пешковской школы, которыми руководит учитель, влюбленный в свою профессию, — Вера Александровна Кадченко, шаг за шагом, не пропуская ни пяди земли, проводят исследования на местах былых боёв. Они убеждены, — там, где когда-то дислоцировалась береговая батарея, потомки должны возвести мемориальный комплекс, и присвоить этому месту гордое имя – «Рубеж воинской доблести и мужества».

Дар музею

Все находки, собранные поисковым отрядом, были переданы в фонды Азовского музея-заповедника. Параллельно с поисковиками, на протяжении всей своей трудовой жизни, собирала по крупицам документы военных лет заведующая историческим отделом Азовского музея-заповедника – Татьяна Александровна Федотова. Новая выставка «Рубеж мужества» полно и подробно расскажет посетителям о героизме и отваге советского солдата. На выставке представлено свыше двухсот предметов, документов, карт, отражающих историю строительства БС 661, место и роль батареи в противодесантной обороне южного берега Таганрогского залива.

Историк Т.А. Федотова

Сорвать планы захватчика

Павло-Очаковский рубеж обороны был сформирован в конце июля 1942 года вокруг береговой стационарной среднекалиберной батареи 661.

После захвата противником Таганрога и событий под Ростовом-на-Дону в октябре-ноябре 1941г. открылся факт слабого прикрытия береговой зоны восточного побережья Азовского моря. Концентрация сил врага в Мариуполе, Таганроге и в других портах северного побережья создавала реальную угрозу не только советским войскам, оборонявшим Ростов, но и прикрывавшим Черноморское побережье. Особенно это касалось Крымского направления. Фашистское командование вынашивало планы разделения советских войск на пространстве между Доном и Кубанью, а затем окружения и уничтожения этих группировок по отдельности. Сорвать эти планы могла хорошо организованная система противодесантной обороны побережья, которая смогла контролировать пространство от дельты Дона до Темрюка. По заключению начальника штаба 56-й Армии генерал-майора Б.И. Арушаняна, обеспечению такой системой подлежал 231 километр побережья, при этом всё побережье составляло 269 километров.

Охрана побережья в то время организовывалась по типу погранзастав, с соответствующими гарнизонами.

Так в сёлах Кагальник, Круглое, Семибалки, Чумбур-Коса появились погранзаставы. В Азове и в с. Порт-Катон — пункты стационарного наблюдения и слежения (СНиС).

Вокруг городов Темрюк, Приморско-Ахтарск, Ейск и Азов сформировались районы противодесантной обороны. На всем побережье от Азова до Бейсугского лимана разворачивались береговые стационарные и подвижные пункты обороны – артиллерийские батареи. Одной из них, на стыке 1-го и 2-го районов, оказалась береговая батарея №661, командиром которой был старший лейтенант Петр Иванович Желудько, военкомом — Алексей Прокофьевич Бурунов. Батарея, сформированная приказом штаба ЧФ от 25 октября 1941года, располагалась в пределах Павло-Очаковской косы, на высоком берегу Таганрогского залива. Уже в ноябре началось развертывание её позиций. В степи оборудовались склады с боеприпасами.

Огромную помощь саперам в строительстве батареи и её коммуникаций оказывали жители хутора Павло-Очаковка (в первую очередь, молодежь), сёл Стефанидиндар и Круглое. В качестве стройматериалов использовались кирпичи из бывших помещичьих усадеб Сарандинаки и Метелева, храмовых зданий с. Стефанидиндар.

Авиаразведка противника уже через месяц, в ноябре 1941 года, обнаружила в районе Павло-Очаковской косы строительство «предположительно тяжелой батареи». С тех пор самолеты-разведчики почти ежедневно наведывались к артиллеристам. По мере готовности трёх орудийных двориков в них появились три 130-мм морских орудия (Б-13), а также две пушки 45-мм калибра — один батарейный взвод и пулеметные расчеты. Дальность стрельбы из главных орудий составила почти 26 км.

Кто же защищал эти места?

С конца декабря 1941 г. по март 1942 г. на все боевые участки береговой обороны поступало пополнение из разных уголков страны. Призывали и местных жителей, в том числе из Александровского, Самарского и Азовского районов. Личный состав подразделений, находившихся во всех районах противодесантной обороны, а также местное население, должны были обеспечить сооружение оборонительных коммуникаций.

Окопные работы на участке от Азова до Ейского лимана были завершены к 27 мая 1942 года. Однако в журнале боевых действий войск СКФ отмечено, что все сооружения в период половодья очень сильно пострадали. Их пришлось вновь подправлять.

На участке от села Семибалки до Николаевки, Екатериновки к боевому охранению с 17 июля 1942 года приступили части 17-го Кубанского кавалерийского корпуса. Со стороны моря рубеж Ейск – Азов по-прежнему прикрывали боевые корабли Азовской военной флотилии, личный состав бронепоезда «За Родину», рота морских пехотинцев и пограничники. Дельта Дона находилась под контролем сил Отдельного Донского отряда — штаб Азов. В июне – в первой половине июля 1942 г. — корабли отряда осуществляли оборону районов Приморка, Морской Чулек, устья реки Дон и подходов к селу Круглое, со стороны моря. Охрану гирл устья Дона обеспечивал 13-й ДСКА, командир Ц.Л. Куников. Штаб располагался в селе Синявка.

Особая зона

Батарея № 661, занимая стратегически важное положение в системе противодесантной обороны (ПДО) на Ростовском направлении, теперь почти ежедневно обстреливала порт Таганрог. Главной задачей батареи было обнаружение и уничтожение легких сил противника (десантных и транспортных судов на подходе к берегу).

Противник, готовясь к летнему наступлению на южном участке советско-германского фронта, согласно данным разведки, уже в июне стал сосредотачивать здесь не только сухопутные силы. В журнале боевых действий войск Южного фронта приведены данные о наращивании фашистами в портах Мариуполя, Таганрога и в других пунктах военных кораблей и плавсредств общим числом свыше 320 единиц.

В этой ситуации Военный Совет Северо-Кавказского фронта (СКФ) 25 мая 1942 года постановил: территорию от Таманского п-ва, прибрежные зоны Черного и Азовского морей до Батайска и Азова «считать особой военнойзоной».

Особая зона требовала особых мер по её защите. Командир ОДО капитан 1 ранга И.А. Фроликов издал боевой приказ: «ОДО быть готовым во взаимодействии с Ейской В.М.Б., уничтожить десант противника в море на Ейском направлении».

Таким образом, 661-я батарея становилась важным узлом обороны восточного побережья со стороны Таганрогского залива

Жаркий июль

Июль, особенно последняя декада месяца, стали для участников обороны восточного побережья Азовского моря жаркими во всех смыслах. Противник, имея значительный перевес в мотомеханизированных частях и авиации, изматывал в боях войска Южного фронта, в том числе 56-ю армию, создав, в конце концов, угрозу их окружения. С 16 июля по приказу Ставки ВГ части фронта начали отход, имея задачу к 25 июля выйти к Дону на рубеже Верхне-Курмоярская – Азов.

Дезорганизованные и нередко деморализованные части Южного Фронта отступали через боевые порядки уже имевшейся на южном берегу Дона линии обороны, организованной войсками Северо-Кавказского фронта. Их настроения, как указывалось штабом фронта, «в значительной степени отразились на прочности обороны на южном берегу р. Дон». Отдельные части войск СКФ, поддавшись панике, стали отходить на юг.

Непростую обстановку ещё больше усложняла массовая эвакуация гражданского населения, а также общественного имущества, осуществлявшаяся в том же направлении.

Переправу отступавших войск в низовьях Дона осуществляли корабли ОДО АВФ. С 24 июля на участке Батайск – Азов переправлялись подразделения 18 армии (30-я Иркутская сд) и 16-й батальон стрелковой бригады. Противник обнаружил передвижение наших частей, и 24 июля 1942 года совершил на Азов 73 самолётовылета.

В последующие дни — с 25 по 31 июля — на территории Азовского района развернутся боевые действия.

Отчаянная оборона

Восстановить положение на реке Дон, как требовала от фронтов Ставка Верховного Главнокомандования, войскам Южного фронта не удалось. 28 июля в Азов вошли подразделения 298-й пехотной дивизии из армейской группы под командованием Руоффа. Новой линией фронта стала речка Кагальник.

На рубеже от Кагальника до Платоно-Петровки почти двое суток будут сдерживать противника бойцы 68 стрелковой бригады и 30 стрелковой дивизии. Но и на этом рубеже не хватало бойцов, но ещё больше снарядов и горючего.

Из оперативной сводки штаба СКФ: «в районе Азов 68 сбр удерживает рубеж — Пешково, Кочевань, имея перед собой до полка пехоты и до 25 танков. Противник накапливает войска из Азова направлением Павловка, Кагальник». Стрелковая бригада заняла новый рубеж Платоно-Петровка – Кочевань.»

Кавалеристы 17-го кавкорпуса вели бой в районе Головатовка, Займо-Обрыв. В течение дня 28 июля личный состав береговой батареи № 661 обстреливал скопления войск противника в районе сел Пешково и Кагальник, а также в Азове. В этот же день батарея сорвала своим огнем попытку противника переправиться через р. Кагальник.

Но к вечеру 28 июля в штаб 17 кавкорпуса поступил приказ командующего фронтом: оставить позиции и к рассвету 29 июля сосредоточиться в районе Староминская для выполнения новой задачи.

На пространстве между речками Кагальник – Ея противник в течение 29-31 июля продолжал теснить подразделения 30-й стрелковой дивизии и 17-го кавалерийского корпуса. Бойцы 30 сд небольшими группами по 15-20 человек стали отходить со своих позиций направлением на юг.

30 июля на рубеж Ейское Укрепление-Старощербиновская к 13.00 вышли части противника и с 17.00 перешли в наступление. Враг захватил Александровку и завязал бой за село Елизаветовку. Вновь возникла угроза рассечения боевых участков на побережье.

В тот же день, 30 июля, штаб Северо-Кавказского Фронта потребовал от участников обороны особенно прочно прикрыть «от морского и воздушного десанта противника на участке Кагальник-Темрюк» следующие районы: Кагальник, Павло-Очаковка, Семибалки, Чумбур-Коса, Порт-Катон, Молчановка, Шабельская, Глафировка, Ейск, Камышеватка и другие пункты.

Считать себя в осаде

Личному составу батареи в составе 130 человек предписывалось считать себя «в осаде и продолжать боевые действия против наступающего врага». Для усиления батареи ей были приданы две роты сводного батальона Ейской ВМБ, 40-й Отдельный подвижной артдивизион (ОПАД) в составе артиллерийских батарей № 36, 726, 728 и отдельная пулемётная рота. Среди батарейцев оказались и 11 человек с буксира «Свет», затонувшего в районе Павло-Очаковской косы 26 июля вовремя налёта 14 вражеских самолетов.

С берега личный состав 661-й батареи видел эту расправу: огнем своих орудий бойцы пытались достать врага. Немецкие летчики перенесли свой огонь на батарейцев.

28 июля в 15.40 противник в очередной раз предпринял попытку наступления на батарею со стороны Павло-Очаковки, но безуспешно. До самого захода солнца противник неоднократно бомбил и простреливал прибрежную зону, надеясь уничтожить батарею.

В паузах между налетами вражеских самолетов наши бойцы успевали сменить позицию 45-мм пушек, перетаскивая орудия с помощью единственного тягача. Враг рвался к 661-й батарее, поскольку понимал: с её гибелью узел обороны прекратит существование и дорога на Ейск будет открыта. Но батарея продолжала жить, нанося противнику урон. При этом на суше приближению противника к самой батарее мешали активные действия подвижных 36-й и 728-й батарей из 40-го Отдельного артдивизиона и две роты из 305-го отдельного батальона морской пехоты. В течение 3-х дней они сдерживали наступление врага на восточной окраине села Круглое.

29 июля здесь весь день шла ожесточенная борьба. Противник силами до батальона пехоты при поддержке танков неоднократно предпринимал атаки с целью захвата села и прорыва к Павло-Очаковке. Личный состав БС-661, бойцы 36-й батареи и рота морских пехотинцев под командованием лейтенанта Николая Павловича Рубцова сдерживали натиск противника, давая тем самым 661-й батарее принять из Ейской ВМБ боеприпасы, эвакуировать раненых и занять необходимые позиции. Расчеты двух 45-мм пушек при помощи тягача могли быстро менять местоположение. Тяжелые же 130-мм орудия оставались в орудийных двориках. Но во время одного из налетов врага тягач был повреждён. Не отказывали только руки артиллеристов.

Защитникам Павло-Очаковского узла обороны до последнего момента помогало население близ лежащих сел. Так, павлоочаковцы организовали для раненых госпиталь, где сами же и помогали врачам ухаживать за ними.

Жителями Семибалок, Круглого для раненых было собрано большое количество продовольствия. Поскольку раненым столько не требовалось, решено было часть собранных продуктов переправить бойцам 661-й батареи.

30 июля с 15.30 противник силой до батальона пехоты неоднократно переходил в наступление на Павло-Очаковскую косу, стремясь сбросить батарею в море. В 19.00 враг предпринял последнюю в тот день попытку наступления на батарею. Не имея успеха и возможности скрытно подойти к батарее, гитлеровцы пошли на хитрость: собрав стадо скота, они погнали его впереди себя на позиции защитников. От первых же выстрелов испуганные животные разбежались, а немцы вынуждены были отступить. Вечером того же дня вражеские самолеты до наступления темноты бомбили позиции батареи. В районе с. Стефанидиндар в сумерках подвижная батарея из 40 ОПАД прямой наводкой обстреляла шедшую в густых зарослях подсолнуха немецкую пехоту.

Командир батареи — П.И. Желудько уже после войны вспоминал этот день: «30 июля противник ворвался в село Круглое. Моряки-батарейцы установили на машину счетверенный пулемет и пятеро смельчаков — пулеметный расчет — на полной скорости врезались в гущу гитлеровцев, явно не ожидавших такой дерзости. Огненные струи косили врага. Эта операция помогла защитникам села отойти на новый рубеж».

В тот же день тыловыми службами АВФ, находившихся в Ейске, на 661-ю батарею удалось доставить немного боеприпасов и подкрепление в виде двух автомашин. Для вывода орудий батареи из-под огня прибывшие машины были как нельзя кстати. Командование АВФ, понимая всю сложность и уязвимость батареи в сложившихся условиях, приказало сделать моряков менее заметными с воздуха. Помимо маскировки орудий, бойцов батареи переодели в армейскую форму, которая по цвету почти сливалась с окружающей средой.

Подвиг их бессмертен

Все последние дни июля авиация противника почти беспрерывно бомбила батарею, крохотное село Стефанидиндар и село Круглое. С немецкого аэродрома в районе Таганрога в воздух ежедневно поднимались от 15 до 50 боевых машин. После того, как заканчивался налет, на моряков страшно было смотреть: лица и руки исцарапаны, в подтеках крови, одежда в клочьях. Но даже в этих условиях всегда находились те, кто, презирая смерть, вступал в бой с вражеской машиной даже с винтовкой в руках.

В оперативной сводке ЧФ от 30 июля 1942 г. указывалось, что за период с 28 по 30 июля 1942 года батареей было уничтожено до 800 солдат и офицеров противника, 20 автомашин, 25 повозок. Подавлена одна батарея противника.

В течение дня 31 июля противник силой до роты пехоты при поддержке артиллерии вновь предпринял несколько атак на батарею 661. Остававшийся личный состав батареи, при поддержке двух бронекатеров ОДО, огнем своих орудий всякий раз отбрасывал противника на исходный рубеж. Только к 19.00 вражеские части заняли с. Круглое.

«В 0.30 ночи 1 августа 1942 года телеграфная связь штаба АВФ с БС-661 прекратилась. Ещё некоторое время связь между батареей и ЕВМБ поддерживалась при помощи кораблей ОДО АВФ — уцелевшие корабли ещё 29.07. прибыли в Ейск, где ОДО был подчинён Ейской ВМБ.», — из Оперсводки ЧФ №14322. К этому времени защитники батареи остались один на один с противником, поскольку 40-му отдельному подвижному артиллерийскому дивизиону приказано было занять оборону на новом рубеже: Молчановка-Николаевка-Юрьевка-Ейское Укрепление. Истекающим кровью защитникам батареи отбиваться от наседавшего врага было уже нечем: весь боезапас израсходован, многие бойцы ранены.

Как вспоминал П.И. Желудько, от командующего АВФ контр-адмирала С.Г. Горшкова на батарею поступила радиограмма с просьбой продержаться до ночи: для снятия личного состава прибудут катера. До их прибытия бойцы взорвали материальную часть и оборонительные сооружения батареи.

Глубокой ночью 2 августа 1942 года в назначенный район под командованием Ц.Л. Куникова подошли 2 бронекатера, 7 сторожевых катеров (типа полуглиссеров) и 4 сейнера. Они взяли на борт 58 оставшихся в живых бойцов, уцелевшее имущество, и двинулись в сторону Ейска. Павло-Очаковский узел обороны в Приазовье прекратил свое существование.

За время боевых действий с 27 июля по 1 августа 1942 года батарея израсходовала 2030 снарядов, уничтожив при этом до 35 автомашин противника, 40 повозок, около полка пехоты.

О мужестве и героизме батарейцев и моряков было сообщено в одной из сводок Совинформбюро: «661-я батарея под командованием старшего лейтенанта Желудько в течение шести дней выдерживала упорные атаки гитлеровских захватчиков и уничтожила много сот вражеских солдат и офицеров. Она дралась буквально до последнего снаряда, а затем, взорвав орудия, отошла».

Оставшиеся в живых бойцы 661-й батареи и сводного батальона в начале августа будут зачислены в состав фактически вновь сформированного 305-го Отдельного батальона морской пехоты. Командование им принял П.И. Желудько.

Приказом по ЧФ от 18 сентября 1942 года за мужество и отвагу, проявленные подразделениями береговой обороны в июльских и августовских боях, многие бойцы и командиры были награждены орденами и медалями.

История батареи и подвига защитников узла обороны от села Круглое до хутора Павло-Очаковка – всего лишь миг в истории Великой Отечественной войны. Но из таких мгновений и эпизодов сложилась общая победа Советского Союза в борьбе с фашизмом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content