Родом из Павловки. История Ларисы Тиммерман

Долгие годы, почти столетие имя благотворительницы Ларисы Васильевны Тиммерман было предано забвению. А ведь эта женщина передала в дар Азову все свое состояние…

Татьяна СТАЦЕНКО

Возвращенное имя

Ларису Васильевну Тиммерман еще при жизни называли «матерью-жертвовательницей», а хоронили с невиданными почестями — гроб с телом был установлен для прощания в большом зале женской гимназии. От гимназии (ныне здание педагогического училища) до Успенской церкви (сейчас на ее месте Петровская площадь) дорогу устилали ковры и цветы. Была отслужена пышная панихида, и Тиммерман упокоилась у внешней стены алтаря главной церкви Азова. В честь благотворительницы была названа улица. На могиле воздвигнут красивый памятник. А на ее деньги, оставленные по завещанию городу, люди продолжали получать лечение, образование и пожертвования.

После революции память о Ларисе Васильевне постарались стереть, а когда в 30-х годах разрушали церковь, разорили и надгробие… Хотя, старожилы помнили… Владимир Тихонович Фоменко, много лет посвятивший изучению истории Азова, не раз слышал от стариков фамилию – Тиммерман. Стал собирать информацию. Ему удалось даже вычислить место, где была похоронена Лариса Васильевна. Позднее, когда началась реконструкция Петровской площади, Фоменко, будучи в то время главным архитектором города, установил на предполагаемом месте упокоения Ларисы Васильевны скульптуру скорбящего ангела. А совсем недавно – в мае 2016 года — на могилу вернули надгробный камень – часть памятника благотворительнице, созданного на средства азовчан, живших в начале прошлого века.

Настоящую исследовательскую работу провела историк Азовского музея-заповедника Татьяна Александровна Федотова. Несколько лет кропотливого труда в архивах понадобилось ей, чтобы воссоздать биографию Ларисы Васильевны Тиммерман. Итогом этой работы стала научная статья «Матерь-жертвовательница», опубликованная в журнале «Донской временник». Позднее было немало публикаций в местной прессе, посвященных благотворительнице, в том числе и в нашей газете, но все они так или иначе основаны на материалах Т.А. Федотовой и разговорах с В.Т. Фоменко.

Так какой же была эта женщина, столь много сделавшая для нашего города?

Рачительная, строгая, набожная

Лариса Васильевна была дочерью дворянина, поручика Василия Андреевича Семейкина, владельца поместья в селе Павловка. Она родилась в 1839 году и была единственным ребенком в семье. Примерно в середине XIX века умер отец Ларисы, завещав имение дочери. Вскоре после смерти отца юная Лариса вместе с мамой, Надеждой Константиновной, уехала в Славяносербский уезд в имение свекра. Над имением в Павловке было установлено опекунство. Хозяйство было большим: почти 1220 десятин земли, из которых пашня занимала чуть более 266 десятин, а сенокосы ― 930.

Вернувшись на родину спустя несколько лет, Лариса Семейкина встретилась со своим соседом, внуком помещика Якова Петровича Пелёнкина ― прапорщиком Александром Павловичем Тиммерманом, владевшим поместьем в хуторе Зеленый Мыс. В начале февраля 1860 года Лариса Васильевна вышла замуж за прапорщика Тиммерман. С этого времени в документах она упоминается уже под фамилией мужа.

Супруги поселились в Павловке. Выйдя в отставку, с 1864 года Александр Тиммерман избирается исполняющим дела мирового посредника III и IV участков Ростовского уезда. Кроме того, Александр Павлович был гласным земской Управы. Должности были весьма хлопотными и отнимали у него много времени, поэтому Лариса Васильевна сама вела хозяйство в Павловке.

Детей у супругов не было. В своей публикации Татьяна Федотова пишет, что согласно косвенным данным «можно сделать вывод о Ларисе Васильевне как о требовательной и властной хозяйке. Она не любила лентяев. Управляя хозяйством в привычных для неё рамках старого закона».

После реформы 1861 года, освободившей крестьян от крепостной зависимости, Лариса Васильевна наделила землею 115 душ, отведя им в целом, по закону, 345 десятин. К середине 1860-х годов в имении оставалось около двух десятков дворовых и крестьян, которые сами не пожелали уходить от помещицы.

В начале девяностых годов девятнадцатого века Лариса Тиммерман овдовела, и вместе со своей престарелой матерью переехала жить в посад Азов. Здесь она купила себе дом на улице Лесной, а Павловку оставила за собой как летнюю дачу.

В настоящее время на месте азовской усадьбы Тиммерман находится Детский дом.

В 1901 году Лариса Васильевна обратилась к городским властям с дарственным предложением. Собираясь в Киев, к святым местам, Тиммерман передавала свою усадьбу городу, с тем, чтобы в её доме устроить больницу, богадельню и лечебницу. Город щедрый дар принял, и 1903 году в Азове появилась больница на 20 кроватей. В ней было три палаты для мужчин, и две — для женщин. При этом, согласно воле дарительницы, «пять кроватей имени ея Тиммерман» должны были содержаться на её средства.

Лариса Тиммерман не только организовала лечебные учреждения, но увековечила память своей матери, которая завещала ей капитал в 10000 рублей на богоугодные дела: 427 рублей 50 копеек в виде процентов с этой суммы ежегодно должны были раздаваться бедным и нищим жителям Азова к празднику Рождества Христова.

Подарив городу свою усадьбу, Лариса Васильевна  также распорядилась своими капиталами. В Ростовской конторе Государственного банка она разместила разные суммы на целевые вклады. Они предназначались на содержание больничных кроватей, помощь бедным, а также содержание двух учениц в Азовской женской гимназии. Самый крупный капитал  — 30 000 рублей — предназначался для содержания училища, носившего имя Тиммерман.

Кроме того, согласно косвенным данным, Лариса Васильевна жертвовала средства на строительство здания женской гимназии.

С 1897 года имя Ларисы Васильевны неизменно указывается в «Памятных книжках Войска Донского» как председателя попечительного совета Азовской женской прогимназии, а с 1902 года — гимназии.

Улица Ларисы Тиммерман

Лариса Васильевна Тиммерман умерла в Киеве 2 апреля 1905 года. Ей было 66 лет. Похоронили благотворительницу с огромными почестями.

Согласно завещанию, город получал 62 тысячи рублей. Стоимость усадьбы Тиммерман, где размещались лечебные учреждения, оценивалась в 20 тысяч рублей. Вместе это составляло почти треть общего городского дохода (расхода) в 1911-1912 годах.

Несмотря на щедрые дары, благотворительницу стали забывать удивительно быстро. То ли потому, что время было неспокойное (только что в столицах отгремела первая революция, а в Азове – самосуд, учиненный горожанами над местными бандитами), то ли основное внимание городского руководства было посвящено попыткам провести в Азов железную дорогу, то ли еще по каким-то причинам, но несколько лет могила Тиммерман простояла без памятника.

В 1912 году местный сатирик Набат опубликовал в газете «Голос Приазовья» заметку, в которой сетовал на неблагодарность азовчан: «Сиротливо, без креста и без памятника стоит могила щедрой жертвенницы. Великолепная гимназия, больница, громадный капитал и бескрестная заброшенная могила… О люди! Порождение неблагодарности! Неужели вы можете спокойно взирать на это? Спокойно лечиться в подаренной больнице, спокойно учить детей в гимназии, когда прах благородного человека, как прах последнего пропойцы — нищего, не отмечен даже самым обыкновенным знаком христианства — крестом?».

Лишь в феврале 1914 года на средства города был изготовлен памятник Ларисе Тиммерман. Это был величественный крест на постаменте из дорогого камня — лабрадора. С того же времени в церкви служилась ежегодная панихида по благотворительнице, а улица Кохановская была переименована в Тиммермановскую (ныне улица Ленина).

В августе 1914-го разразилась Первая мировая война. Затем – февральская и октябрьские революции 1917-го года. После по Дону прокатилась кровопролитная гражданская война… Устанавливали новый строй, устраивали гонения на православную церковь, развивали производство. В одном из зданий торговых рядов разместили чулочно-перчаточную фабрику. Обветшавшая Успенская церковь оказалась на огороженной территории этого предприятия. В 30-х церковь разобрали, а кирпич и могильные камни с небольшого кладбища при храме пустили на хозяйственные нужды. Камень с надписью: «Признательное Азовское городское общество щедрой благотворительнице Ларисе Васильевне Тиммерман. 2 апреля 1905 года» был перемещен на улицу Ленинградскую. Для чего его использовали – трудно понять. Нашли его случайно в 1991 году во время рытья траншеи на территории детского сада №1.

Камень взяли под охрану музейщики. Несколько лет он пролежал, присыпанный землей, в сквере филиала АМЗ «Пороховой погреб». После перевезли его во внутренний двор Азовского музея-заповедника. И лишь в 2016 году вернули на место захоронения. Это стало большим событием в жизни нашего города. Справедливость была восстановлена.

Имя Ларисы Васильевны Тиммерман теперь известно многим жителям Азова. А не так давно в нашем городе появилась улица Ларисы Тиммерман. Судя по карте, на ней всего несколько домов. Параллельно тянется улица Виссариона Мышкина – легендарного городского головы. Это улицы в поселке Ясном. Возможно, это правильное решение, — подарить имена новым улицам, хотя и Тиммерман и Мышкин достойны, чтобы их именем назывались улицы в старой части города. Улицы, которые по которым они ходили когда-то…

…К сожалению, историкам так и не удалось найти фотографию Ларисы Васильевны Тиммерман. Наверное, мы так и не узнаем, как выглядела женщина, столь много сделавшая для Азова…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content