И стекло оживает…

Валентина СЕРАШ

Дарить красоту и добро сможет далеко не каждый человек. Для этого нужно, прежде всего, увидеть красивое, прочувствовать его, затем увиденное воссоздать своими руками. К тому же, для создания прекрасного нужно чуткое и доброе сердце, большое желание и мастерство. Такими качествами и обладает талантливая азовчанка, медицинская сестра Центральной городской больницы Азова Ирина Геннадьевна Вороскалесская. О ней и пойдет сегодня речь.

В жизни ничего не происходит случайно. Вот и наша первая встреча с ней была, на первый взгляд, совершенно случайной. Ожидая в отделении травматологии доктора для очередного сюжета, я увидела миниатюрную молодую женщину, спешившую в один из кабинетов. Она привлекла моё внимание стремительной походкой и красивыми глазами, излучавшими добро. Правда, лицо было закрыто маской, но казалось, что она улыбается. Легкая, почти воздушная незнакомка, пролетела, как весенний легкий ветерок.

Прошло всего несколько минут, и она возвращалась. Тогда мне бросились в глаза необычные для наших мест серьги, напомнившие мне средневековые бусины из муранского стекла. Я не удержалась, и спросила, откуда у нее такая красота. Женщина улыбнулась, засмущалась: «Правда, красивые?! Я их создаю сама из итальянского стекла». Разговор был очень коротким, мы спешили по своим делам, а вот телефонными номерами обменялись.

Дома вечером, вспомнив эту встречу, я достала перстень и бусы из муранского стекла. Это подарок из Венеции, который привез мне супруг. И решила я поближе познакомиться с этой удивительной женщиной, создающей удивительные по красоте вещи…

Итак, моя собеседница — Ирина Геннадьевна Вороскалесская. Родилась и живет в Азове. Детские годы пробежали быстро. Началась школа. Первые шаги и последний звонок — в школе №14. Ирина всегда любила всё новое, красивое и интересное. В этом ее поддерживали родные люди. Она увлекалась танцами, музыкой, рисованием, различными поделками. Казалось, что непоседливая, шустрая Иришка посетила все школьные и городские кружки. До девятого класса ей нравились такие предметы, как пение и рисование, не очень хотелось «грызть гранит науки». Зато девятый и десятый классы она окончила с хорошими знаниями и великолепным аттестатом.

Куда пойти учиться?! Она почему-то, не задумываясь, подала документы в Азовское медицинское училище. Хотела, как бабушка, быть медсестрой и помогать людям. Первые шаги после училища — в хирургическом отделении Центральной районной больницы. Затем — работа лор-медсестрой в городской больнице №1, в отделении травматологи.

В настоящий момент Ирина Геннадьевна работает перевязочной медсестрой лор-отделения на базе хирургического отделения Центральной городской больницы. Общий стаж медицинского работника — более 30 лет.

Жизнь ценить, и видеть красоту
Ирина Геннадьевна выросла в небольшой, очень дружной семье. Мама — Валерия Ивановна — работала на АОМЗ инженером. Это самая заботливая и беспокойная мама, и уже бабушка. Дедушка — Вороскалесский Иван Николаевич — заслуженный учитель РСФСР. Ветеран Великой Отечественной войны. Его рассказы о войне Ирина помнит с раннего детства. Работал Иван Николаевич в школе № 1
учителем математики и физики. Был очень интересный, умный, неординарный и одаренный человек с массой интересов. Любимой внучке привил любовь к музыке, живописи, литературе, театру, природе. Научил ценить людей, жизнь и видеть красоту.
Бабушка — Елена Степановна — работала всю свою жизнь медсестрой, Ирина Геннадьевна пошла по ее стопам.

Любимое блюдо бабушки – «Наполеон», готовим всей семьей, — с теплотой в голосе рассказывает Ирина. – И сегодня у нас на столе часто бывает этот торт, и сколько воспоминаний и, главное, третье поколение с удовольствием печет по бабушкиному рецепту. Очень вкусно, просто пальчики оближешь. У нас в семье все девочки – сладкоежки. Сладкое очень любим.

Ирина Геннадьевна воспитала двух дочерей – красавиц и умниц. Старшая – Маргарита, живет и учится в Москве. Получает высшее образование дизайнера-флориста. Умение видеть прекрасное вокруг она унаследовала от прадеда, бабушки и мамы. Для неё цветы – это песня, которая должна приносить радость. Кроме того, Маргарита играет на фортепиано.

Ирина же любит цветы на грядке, а вот цветы в вазе она не держит. Считает, что у каждого растения должна быть природная среда, лучше которой просто не может быть. Воспоминания детства – это дачный участок с деревьями, кустарниками, овощами и, непременно, цветами.

Цветы в семье любят все, но каждый видит в них что-то особое, понятное только ему. Маргарита – в сложных, фантастических букетах, Ирина – на грядке и клумбе, а также в стекле. Её стеклянные цветы оживают, и раскрывают свою душу тем, кто чувствует красоту. Изящные хризантемы, манерные подсолнухи, полевые лютики и васильки привлекают взгляд простой лаконичностью, изысканностью и точностью образа. Стекло в руках мастерицы оживает.


Вторая дочь – Сияна, учится в ДонГАУ. Будет ветеринаром. С детства лечила всех животных, дрожала над каждой кошечкой. И сегодня в доме есть кот Джексон или, по-домашнему, – Кекс. Второе имя получил от своей полноты. Выкормили его из соски. Сейчас весит 6 килограммов. Как и все коты – вальяжный и ленивый. Вторая – кошечка по имени Лиса, но это любимица Сияны. Рядом с ними еще живут два хомячка. Квартира небольшая, но места всем достаточно. Всё чисто, аккуратно. Каждый предмет имеет свое место и, в тоже время, по домашнему тепло и уютно.

Сияна на протяжении 10 лет занимается танцами в ансамбле «Фееруз», которым руководит Ирина Миронова. За эти годы она побывала на различных конкурсах, проходивших не только на территории России. Восточными танцами в этом же ансамбле на протяжении восьми лет занималась и Ирина Геннадьевна, которая, к тому же, поклонница йоги.

«Одно – не терпит суеты, другое – вырывается, как пламя…»
В разговоре с Ириной Геннадьевной чувствовалась любовь к своей профессии. Она не представляет себя вне медицины. Знает все новинки своей профессии. Ей всегда хотелось помочь людям избежать боли. Неравнодушие и желание творить добро открыли ей двери в прекрасное. На протяжении жизни Ирина Геннадьевна искала для себя, кроме основной работы, что-то такое, что согреет душу и порадует взгляд. Шила одежду, вышивала лентами, вязала крючком, создавала коллажи, работала с бисером, …пока не села за горелку, и не сделала свою первую бусинку.

Я поняла: это — мое. Я себя нашла. На протяжении восьми лет занимаюсь любимым ремеслом – выдуваю из стекла украшения, которые приносят радость не только мне. Работа кропотливая, требует внимания, терпения, определенных навыков и желания создать свое маленькое чудо, неповторимое и прекрасное. Каждое изделие рождается по-разному: одно не терпит суеты, предпочитает тишину, другое – вырывается, как пламя, и рождается под звуки музыки, третье любит шелест травы, легкое дуновение ветра и морской прибой. А я люблю лето, солнце, цветы, море и музыку. Мечтаю играть на скрипке!

Восемь лет упорной работы, творческих поисков не прошли даром. Ирина Геннадьевна с теплом вспоминает свой первый мастер-класс по лэмпворку, который проходила у ростовского мастера Юлии Пономаренко. Хороший был старт. Остальное осваивала сама. Сейчас работает в технике миллефиори».

Миллефиори – одна из самых узнаваемых и ценных техник в производстве муранского стекла. Эту технику изобрели больше двух тысяч лет назад, но с тех пор несколько раз теряли и воссоздавали заново. Слово «миллефиори» в переводе с итальянского означает «тысяча цветов», поскольку результат этой кропотливой работы напоминает цветочный ковер на летнем поле.

Впервые технология, которую сейчас называют «миллефиори», была применена в Древнем Египте, а античные греки и римляне переняли и усовершенствовали ее, научившись изготавливать очень сложные, многоцветные украшения и посуду, образцы которых дошли и до наших дней. После многовекового забвения миллефиори было заново «открыто» в 13-м веке нашей эры в Италии, а затем – еще раз, в конце 19-го, когда итальянский мастер Моретти в очередной раз догадался, как это устроено. Поняв, что основу составляют кусочки стеклянных прутков, в сечении имеющие цветочный орнамент, и проделав множество экспериментов, Моретти изготовил несколько точных копий древнеримской посуды, найденной в развалинах Помпеи.

Стоит отметить, что свои первые работы Ирина Геннадьевна делала, подражая мастерам прошлого, она не раз бывала в золотой комнате Азовского музея-заповедника, и вглядывалась в каждую бусинку из стекла, стараясь запомнить завиток, цветочек, сочетание цветов, и привнести в изделие что-то свое, новое.

Хочется пожелать этому светлому, лучезарному человеку постичь тайны муранского стекла и стать лучшей в этой профессии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content