Амазонки – миф, который оказался правдой

Прекрасные, гордые воительницы – амазонки на протяжении веков считались выдумкой древних греков. Но археологические открытия постепенно превращают эту сказку в быль. И одно из первых подтверждений правдивости легенды было найдено у нас, в Елизаветовском городище

Варвара ВЕДЕШИНА

В 1967 году на территории Елизаветинского городища, в одном из курганов обнаружили женское захоронение, датируемое пятым веком до нашей эры. Среди погребальных вещей были найдены «железный меч, наконечник копья, фрагмент железного ножа, бронзовые наконечники стрел, браслеты бронзовые, бусы стеклянные и золотые». Находка эта вызвала большой резонанс. Позднее захоронения женщин-воительниц на территории России, а также Украины, Казахстана и ряда других бывших советских республик, стали находить с завидной регулярностью. Самая недавняя находка – останки вооруженной женщины из племени сарматов была сделана летом 2020 под хутором Сонино Азовского района.

Как же оказались легендарные амазонки в наших краях?

Без руля и ветрил

В античном мире существовало множество легенд о том, что в Малой Азии (ныне территория Турции) жило племя женщин, которые не признавали мужчин. Девочки там с детства воспитывались в спартанском духе. Они были конными воинами, почти не знали поражений и наводили ужас на своих соседей. Об этом говорит не только Гомер и Геродот, но и другие источники. Не раз греки сражались с амазонками, и битвы эти проходили с переменным успехом.

В своей «Истории» Геродот сообщает, что в битве при реке Фермодонт (Малая Азия) греки победили амазонок и взяли много пленных. Они погрузили женщин на корабли и с торжеством повезли в Грецию. В дороге началась буря, греки бросились убирать паруса, амазонки воспользовались этим, освободились, перебили всех греков и дальше оказались во власти волн и течений. Управлять кораблями они не умели, их понесло до Босфора, через все Черное и Азовское море. Неуправляемые корабли  прибило к берегу в бухте Кремны, неподалеку от устья Дона, где начинались скифские владения.

Амазонки поселились по берегам, стали нападать на скифские лагеря, уводить коней, грабить. Скифам это, понятно, не понравилось. Они стали отражать набеги неизвестных воинов. После одного сражения, убив какое-то количество амазонок, скифы стали снимать с врагов доспехи, и увидели, что это женщины, причем очень красивые. Об этом доложили вождям. Те сказали: «Нам такие воинственные женщины нужны. Мы не будем с ними воевать». Отобрали самых молодых воинов, и отправили устанавливать связи. Амазонки не отказались вступить в контакт, и через какое-то время появились пары. Тогда скифы предложили амазонкам стать частью своего народа. Но амазонки ответили: «Нет, мы привыкли жить вольной жизнью, мы к вашей родне, к вашим женщинам, которые занимаются только домашним очагом, не пойдем. Вы возьмите свою долю добра, и мы уйдем из скифских владений».

Скифские вожди согласились, выделили долю юношам, породнившимся с амазонками, и те ушли за Дон, за пределы скифских владений. Как пишет Геродот, «земли на три дня пути на восток и пятнадцать дней на север заселило племя амазонок и скифских юношей, оно стало называться савроматы (сарматы)». Роль женщин у них была особой. Пока девушка не убьет трех врагов – замуж выходить не может. Они с детства обучались ездить верхом, владеть всеми видами оружия.

Происхождение слова «амазонка»

Существует две версии происхождения этого слова. Одни считают, что это от греческого слова «безгрудая». А другие – «не вскормленная грудью». Согласно легенде, девочкам удаляли одну грудь, чтобы она не мешала при стрельбе из лука. Однако на греческих изображениях амазонки нигде не показаны с одной грудью. Как правило, одна грудь обнажена, а другая скрыта под одеждой, но вполне выделяется.

Образ жизни и обычаи амазонок

Древнегреческий историк Геродот писал, что амазонки «ездят верхом, стреляют из луков и мечут дротики, сидя на конях». Девочек с рождения «…приучали не к безделью или обработке шерсти, а к оружию, лошадям и охоте…». «В сражении женщины вступают в конные стычки и сражаются не железным оружием, а накидывают на врагов арканы и умерщвляют их затягиванием». Большую часть года девушки пашут, сеют, занимаются садоводством, ухаживают за своими стадами, в особенности, за лошадьми. Самые сильные из них, по утверждению Страбона, «занимаются главным образом охотой на лошадях и военными упражнениями».  

Близкую, но еще менее ясную информацию оставил и Николай Дамасский: «…амазонки чрезвычайно мужественны, так что некогда дошли походом до Афин и Киликии, так как жили рядом с этими млекоедами (скифами) близ Меотийского озера*...».  «Вооружены они луком со стрелами, топором, дротиком и копьем. Кроме того, амазонки и в бою, и на охоте ловко управляются арканом». Из защитного вооружения упоминаются только небольшие легкие щиты в форме полумесяца.

Облик и одежда

Александр Македонский в письме матери писал, что «…амазониды, значительно превосходящие ростом прочих женщин, отличающиеся красотою и здоровьем, … сообразительностью и остроумием…».  

Диодор Сицилийский отмечал отличную силу, ум, военные таланты и красоту этих женщин.

Несколько противоречива информация относительно одежды воинственных дев. Так, по Геродоту, амазонки носили мужскую одежду, при этом она была цветной. Из шкур диких зверей они изготовляли себе шлемы, плащи и пояса. У Евсевия Иеронима, в отличие от предыдущих авторов, амазонки «…с выставленной на показ грудью и голыми руками и коленами». А Палефат в книге «О невероятном» утверждает, что они «…носили хитоны до пят, а на головах — митры…».

Говорят ученые

В настоящее время найдены десятки захоронений женщин воительниц. Московские антропологи, изучив останки «амазонок», найденных на Дону, обнаружили необычные необычные особенности этих женщин. Ведущий научный сотрудник Института археологии РАН Мария Добровольская, изучая череп донской амазонки, выявила один из признаков синдрома Морганьи-Стюарта-Мореля – серьезной перестройки в работе желез внутренней секреции, выражающейся в числе прочего в тучности и оволосении по мужскому типу. Причем, подобные нарушения встречаются в 18 процентах случаев (против 4 процентов у современного населения). Понятно, что обретенная мужеподобность не способствовала естественным женским функциям: беременность протекала с осложнениями, а нередко и вообще, наверное, не наступала. Потому и пик смертности приходился у них не на активный детородный возраст, как в других обществах того времени, а был сдвинут на более позднее время, когда «амазонки» умирали от ран или глубокой по тем временам старости (50 и более лет).  

На останках амазонок нередко обнаруживаются следы боевых травм – тяжелых повреждений черепа, ключиц и костей конечностей от ударов колющим и рубящим оружием; наконечники стрел, застрявшие в костях. Одни повреждения оказались смертельными, другие – залеченными. Значит, выжившие женщины возвращались к воинским обязанностям. В одном из курганов (на территории Украины) была даже обнаружена амазонка с грудным ребенком; о ее принадлежности к клану воительниц свидетельствуют изменения фаланг на двух пальцах правой руки, которыми она постоянно натягивала тугую тетиву лука.

В ратных подвигах некоторые из них доживали до 55–60 лет. Этот рубеж в античные времена преодолевали очень немногие: средняя продолжительность жизни у женщин скифской эпохи составляла всего 33–35 лет. Столь солидный возраст уже сам по себе примечателен, но у пожилых амазонок  нередко отсутствовали почти все зубы и наблюдались отчетливые склеротические изменения позвоночника, сильно ограничивавшие подвижность и служившие источником постоянных болей. Значит, само существование подобных «пенсионерок», безусловно, требовало постоянной опеки и заботы на протяжении ряда лет.

 Хоронили амазонок подобно знатным скифам, в отдельных курганах. Вместе с ними клали то, чем они владели при жизни – лук со стрелами (порой более 80 штук), дротики, копья, пращевые камни (их находят исключительно в захоронениях женщин). Самым важным особам полагались ценные мечи, боевые топоры, тяжелый доспех, боевой пояс, конское снаряжение, иногда – богато украшенная поясная чаша – знак особых ратных подвигов, которой удостаивался далеко не каждый скифский мужчина. Ну и, конечно, украшения. Какая же женщина выйдет в свет (пусть это даже «тот свет») без золотых сережек и бус? Иногда в захоронении оказывалась зернотерка, но не для приготовления муки, а для растирания косметических порошков. Облегчить переход в иной мир должно было зеркало и керамическое пряслице или костяное веретено, чтобы ткать путеводную нить по лабиринтам иного мира.

Всего же только на степных и лесостепных пространствах от Днестра до Дона благодаря усилиям археологов обнаружено 150 захоронений «амазонок» V – первой половины IV века до новой эры.

* Меотийское озеро – так называли древние греки Азовское море.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content