Вирус, который закрыл планету на карантин

За последние полгода COVID-19 стал главным «ньюсмейкером» всех без исключения СМИ. И на первый взгляд кажется, что мы знаем об этом вирусе все. Но это – далеко не так!
Об этом нам рассказал Сергей Викторович Гладченко, — человек, который знает, что такое «ковид», не понаслышке

Татьяна СТАЦЕНКО
Сергей Гладченко заведует Азовским отделением ГБУ РО «Патолого-анатомическое бюро», одновременно являясь генеральным директором медицинской лаборатории ООО «Диамед», в которой, среди прочих, делают анализ на антитела к вирусным инфекциям.
Помимо этого, Сергей Викторович имеет немало публикаций в научной периодике. По роду деятельности он, как никто другой из медиков, знает, что делает с человеческим организмом новый коронавирус. Соглашаясь на интервью, Сергей Викторович подчеркнул, что делясь с нами своими умозаключениями, он не претендует на истину в последней инстанции…

  • Сергей Викторович, почему новый коронавирус заставил все человечество принять беспрецедентные меры? Чем он отличается от других вирусных инфекций?
  • Вирус COVID-19 еще слишком мало изучен, чтобы говорить о его особенностях и отличии от других коронавирусов. Возможно, эти особенности есть, но пока они не выявлены. Он относится к респираторным вирусам. По клиническим проявлениям и по данным лучевой диагностики – это пневмония. По морфологии – это вирусная пневмония. Это если оценивать поражение легких в тяжелой форме заболевания.
    На самом деле еще слишком мало данных для того, чтобы определить абсолютно достоверные клинические и морфологические признаки этой новой инфекции.
  • Но ведь эпидемия началась еще зимой. И была страшная паника. Приходили ужасные новости сначала из Китая, затем из Италии. Почему же мало данных?
  • Дело в том, что только наша страна с первого дня занимается посмертным исследованием умерших с предварительным или окончательным диагнозом «COVID-19». Во всех остальных случаях нет официально-документальных подтверждений о том, что причиной смерти стал новый коронавирус. Только недавно, благодаря примеру России, к таким исследованиям приступил институт Коха в Германии. До этого исследования были запрещены, чтобы оградить от опасности патологоанатомов, с целью уберечь интеллектуальный медицинский ресурс.
    И, повторюсь, пока не выявлено особенностей, отличающих новый коронавирус от остальных. Симптоматика у его нетяжелых форм – такая же, как при других респираторно-вирусных инфекциях, — насморк, слабость, повышенная температура, явления интоксикации. Много пишут об остром респираторном дистресс-синдроме, когда в легких появляются гиалиновые мембраны, в результате чего альвеолы «блокируются» изнутри, и кислород не может в нужном объеме попадать в кровь. Но это не абсолютная отличительная особенность нового вируса, — такая же картина наблюдается при тяжелых формах другой вирусной и бактериальной пневмонии у людей, находящихся на искусственной вентиляции легких какое-то время.
  • Как определить: коронавирус это или нет? Как ставится в данном случае диагноз?
  • Если я вижу вирусную пневмонию, при этом есть дыхательная недостаточность, в анализах присутствует ковид, то, естественно, ставится данный диагноз. Однако, как правило, у заболевшего в тяжелой форме присутствуют сопутствующие серьезные состояния и заболевания, в большинстве случаев хронические.
  • Этот вирус, как и другие, в подавляющем большинстве случаев активизируется, если у человека ослабленный иммунитет. Человек в итоге может погибнуть от хронического заболевания, но если у него выявлен вирус, будет считаться, что он умер от COVID-19. Но, по моему мнению, необходимо отличать, когда человек умер от ковида, или с ковидом.
  • Кроме того, в моей практике были случаи, когда человек попадал в больницу с диагнозом «COVID», подтвержденным тестом, долго находился на лечении, в ходе которого вирус исчезал, и не подтверждался впоследствии неоднократным тестированием, но человек, тем не менее, погибал от пневмонии или другой болезни.
  • В этом случае, наверное, можно говорить о том, что вирус стал первопричиной, запустил механизм, который привел к смерти человека.
  • В любом случае, у нас пока слишком мало данных, чтобы как-то выделить новый коронавирус из ряда семейства коронавирусов.
  • Более того, скажу, что, согласно мировой статистике, общая смертность по сравнению с тем же промежутком прошлого года и других лет не повысилась.
  • Многие считают, что уже переболели новой коронавирусной инфекцией еще до начала карантина. Насколько я знаю, в лаборатории «Диамед» проводят тесты на наличие антител. Есть среди азовчан люди, у которых уже выработаны антитела к новому вирусу?
  • Наличие антител мы выявляем. Но, к сожалению, нельзя с уверенностью говорить, что это антитела к новому вирусу, поскольку, возможно, они выработаны к другому представителю семейства коронавирусов. Во многом это зависит от чувствительности и избирательности тест-систем.
  • Сбивает с толку формулировка «бессимптомный больной», что это значит? Почему пишут и говорят, что большинство болеет новым коронавирусом бессимптомно, а потому такие больные особенно опасны, так как распространяют инфекцию? Объясните, пожалуйста…
  • Это совершенно безграмотная формулировка. Ведь болезнь — это совокупность симптомов. На самом деле — это называется бессимптомное носительство. Очень распространенное явление. Например, едва ли не каждый из нас является бессимптомным носителем вируса герпеса, вируса папилломы человека. Клинически проявляются эти вирусы у людей с ослабленным иммунитетом, а в некоторых (к счастью, редких, случаях) они могут стать причиной онкологических и других, крайне опасных заболеваний. И что теперь делать? Всех закрыть на карантин?
    Или, например, менингококковая инфекция. Есть бессимптомное менингококковое носительство. Человек живет, и не знает, что является переносчиком этой болезни. Но если он передаст этот возбудитель другому человеку, с другим уровнем иммунитета, то у того могут развиться смертельно опасные болезни, такие как менингококковый менингит или менингококковый сепсис.
    Но почему-то сегодня самыми опасными считаются бессимптомные носители нового коронавируса. Об остальных болезнях забыли, а, между тем, из-за ограничительных мер многие хронические больные — люди с онкологической патологией, сердечно-сосудистыми и другими заболеваниями, — не могут получить полноценную медицинскую помощь. Вот о чем нужно подумать.
  • Сейчас много говорят о вакцине от COVID-19. Пишут, что, пока нет вакцины, и, соответственно, невозможно организовать массовую вакцинацию, говорить о победе над ковидом рано, и следует ожидать второй волны пандемии.
  • Во-первых, должен сказать, что новый вирус, конечно, паразит, как и все вирусы, но и вести себя он будет, вероятно, так же, как и остальные вирусы его группы. Он будет мутировать, приспосабливаться, терять свои «боевые» качества только потому, что, будучи слишком агрессивным, он попросту потеряет источник своего существования, то есть «хозяина», и погибнет сам. Поэтому с этим вирусом нам теперь придется жить, сосуществовать, и к этому нужно привыкнуть.
    Что же касается вакцинации, то я бы очень осторожно подходил к этому вопросу. Вакцины бывают разными. Например, разработана вакцина от вышеупомянутой менингококковой инфекции, но ее широко и повсеместно не применяют, несмотря на то, что инфекция очень опасна. А не применяют потому, что последствия и возможные осложнения вакцинации перекрывают риск заболевания. Прежде, чем начинать всеобщую вакцинацию, нужно серьезно протестировать вакцину, взвесить все «за» и «против».
  • Так чего нам ждать, и что делать?
  • Прежде всего, сохранять здравый смысл, соблюдать элементарные правила гигиены и ни в коем случае не подвергаться панике и унынию. Эти последние два компонента, порой, действуют на нас гораздо губительнее опасных инфекций.
  • Спасибо, Сергей Викторович, за этот интереснейший и очень актуальный сейчас разговор. Мы желаем Вам, прежде всего, здоровья!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content