Трагедия в Александровке

Ежегодно 27 января отмечается Международный день памяти жертв Холокоста.  В канун этой даты давайте вспомним имена безвинных людей, которые бежали с оккупированной Украины, но были настигнуты войной, и убиты в селе Александровка

Татьяна СТАЦЕНКО

В сентябре 2019 года на сайте НПЦ «Холокост» появилась новость: «Как сообщает региональный представитель организации, историк Сергей Шпагин, началось исследование обстоятельств казни еврейских беженцев в селе Александровка Азовского района. Его ведет журналист Татьяна Стаценко при содействии историка Дмитрия Зенюка. Активное участие в установлении обстоятельств убийства евреев и их имен принимает краевед Евгений Курочкин, тесно сотрудничающий с Центром «Холокост».

Предполагается установка памятника и стел с именами жертв Холокоста в рамках проекта Центра «Холокост» и Российского еврейского конгресса «Вернуть достоинство».

Что удалось узнать

К сожалению, за минувший год наше расследование не пополнилось новыми данными. В настоящее время Александровский район (после войны вошедший в состав Азовского района Ростовской области) является одним из наименее исследованных — довоенные архивы фактически не сохранились, послевоенные в открытом доступе только фрагментарно. Например, нашей исследовательской группе так и не удалось установить все фамилии евреев, расстрелянных фашистами в окрестностях Александровки (известно, и подтверждено документами Чрезвычайной государственной комиссии (ЧГК) 10 имён, а расстреляно было от 18-20  до 70 человек).

В «Сообщении чрезвычайной государственной комиссии по Александровскому району по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их союзников и причинённого им ущерба гражданам, колхозам, государственным предприятиям и учреждениям» названы 10 имён расстрелянных в с. Александровка евреев-беженцев:

«В сентябре месяце 1942 года по приказу начальника района Бургардта

Готлиба Готлибовича, начальника полиции Левченко Ивана Константиновича было арестовано 18 человек еврейской национальности, в том числе:

Штейман Фрида Аркадьевна — рождения 1905 г. — мать;

Штейман Исаак Яковлевич — рождения 1926 г. — сын;

Штейман Берта Яковлевна — рождения 1934 года — дочь;

Френклах Исаак — 12 лет;

Лившиц Самуил Янкелевич — рождения 1889 г.;

Лившиц Рахиль — рождения 1886 г.;

Лившиц Сарра Самуиловна — рождения 1921 г.;

Лившиц Хая Самуиловна — рождения 1923 г.;

Лившиц Броня Самуиловна — рождения 1925 г.;

Лившиц Этка Самуиловна — рождения 1928 г.

Имена оставшихся 8 человек установить не удалось».

В сентябре 2019 года от организаций, занимающихся мемориализацией жертв Холокоста, был получен целый ряд материалов, позволивший серьёзно продвинуться в исследовании. В частности, архив Яд Ва-Шем выслал список эвакуированных граждан, размещённых в Александровском районе Ростовской области. Стоит оговориться, что по нашим данным, список этот неполный, так как в воспоминаниях поэта Наума Коржавина  (Манделя) говорится, что в Азов прибыл целый эшелон еврейских беженцев из Украины. Всех их расселили в колхозах Александровского района.

Было установлено, что расстрелянные 18-19 сентября 1942 года евреи приехали в Александровский район из Киева и Мозыря.  Кроме них, в списках было ещё 14 имён: Айзейштейн София Иосифовна, глава, 1909, г. Ровно, домохозяйка, в к-зе им. Сталина; Айзейштейн Ярослав Ильевич, сын, 1939; Айзейштейн Циля Берковна, мать, 1872; Коган Роза Соломоновна, 1923, из Сталинского р-на г. Киева, уч-ся, госуниверситет, в к-зе Молотова; Коган Соломон Меерович, 1885; Стоклер Сруль Лизухович, 1915, БССР, к-з Кагановича, плотник; Ватенмахер Абрам Иванович, 1923, Каменец Подольский, отд. связи, к-з Кагановича; Шкляр Рузя Шлемовна, 1891, Одесской обл., Кодымского р-на, г. Кодыма, швея, к-з Курышко; Шкляр Раиса Моисеевна, дочь, 1923, счетовод; Вильсман Эрнст, 1866, Полесской обл., г. Мозырь, пенсионер, к-з Курышко; Вильсман Доба Мордуховна, 1876, пенсионерка; Манчин Юзин Яковлевич, 1890, Днепропетровск, рабочий, конюх в с. Совдар; Бух Овелий Гершевич, 1901, г. Бельск, рабочий, Совдар; Бух Герш Овельевич, сын, 1922.

Дальнейшая судьба большинства из них неизвестна. Удалось лишь установить, что Коган Роза Соломоновна смогла эвакуироваться в направлении Сталинграда, и вернулась в Александровку после освобождения села от нацистов.

Свидетели расстрела

Воспоминания Н. Я. Павленко (записаны в 2017 году): «Однажды рано утром меня с сестрой Шурой разбудила мать. «Слушайте. Евреев расстреливают…». И мы услышали автоматные очереди и человеческий стон. Никто не кричал. Только стон… Зачем только нас мать разбудила? В нашей бригаде работала молодая еврейка Белла. Она была беременная. Ее тоже расстреляли и сбросили в ту яму…».

При изучении партизанских фондов ЦДНИ РО Евгений Курочкин обнаружил ещё одно свидетельство расстрела евреев в сентябре 1942 года около мельницы колхоза  2-й пятилетки. Оно было написано 6 октября 1944 года  И.Г.Ярошенко:

«…Мы стояли на пороге… живыми свидетелями как немецкие бандиты расстреливали в 1942 г. евреев возле мельницы ветряка… Вывезли их… стариков, старух и детей маленьких. Как они кричали «спасайте нас», и когда бандитский автомат застрекотал, этот крик стих, был превращён в стон, после чего были одиночные выстрелы и стон этих несчастных советских людей умолк. Мы знаем, как расстреливали тов. Шайкина… После этих зверств и расправ над советскими гражданами, наши русские старосты полицейские начали ещё больше запугивать наших советских людей расстрелами и плетьми, и заставляли их работать день и ночь».

Есть еще ряд свидетельств, позволяющих предположить, что первые расстрелы евреев произошли еще в августе 1942 года, и мест захоронений может быть несколько. 

Показания полицая

В докладной записке начальника НКВД Ростовской области Покотило, представленной  им 2 сентября 1943 года в Чрезвычайную государственную комиссию по злодеяниям немецко-фашистских захватчиков, сообщается следующее: «… арестованный нами бывший полицейский Штепа Александр Николаевич показал: «В полиции я работал 5 месяцев, то есть с августа месяца до последнего дня изгнания немцев с данной территории. В первый день меня заставили делать уборку, т.е. подготавливать помещение для содержания арестованных, затем после этого мы получили приказ от начальника полиции Левченко Ивана Константиновича идти по колхозам арестовывать коммунистов, активистов, евреев и всех советских руководящих работников. Под охраной у меня находилось в последнее время 28 человек, из них 18 человек евреев, остальные русские, подозреваемые в партизанском движении. Примерно в сентябре месяце стала происходить, как нам сказали, сортировка арестованных, т.е. евреев отдельно, партизан отдельно. Я в это время был дома. Когда пришёл на следующий день в полицию, то меня заинтересовало: куда же делись евреи и спросил начальника полиции Левченко. Он ответил, что пришёл приказ гестапо перевести евреев в другое помещение. Меня послали их охранять. Так продолжалось два дня, а на третий приехали на подводе полицейские Коломеец, Деркач, Науменко. Я с ними получил распоряжение от начальника полиции Левченко забрать 9 человек евреев из помещения и вывезти в степь за ветряную мельницу, где заранее была приготовлена яма. Мы стали раздевать всех арестованных до нательного белья, после этого заставляли их лезть в яму. Они сопротивлялись. Тогда мы столкнули их насильно, сначала детей 3 человека, затем женщин и 2 мужчин. Расстреляли всех. Сначала 3-х девочек, приблизительно 11—12 лет, затем бросили в яму 4-х женщин и расстреляли, потом мужчин. Трупы закопали, одежду сдали Левченко. На другой день после расстрела первой группы часов в 6 вечера также подъехала подвода. Мы стали усаживать на неё других. Расстреливали там же и те же, и ещё начальник полиции Левченко. Правда, арестованных не раздевали, покидали в яму и расстреляли. Из 18 человек я лично сам убил 5 женщин, в 1 группе убил 2-х (ГАРО, ф.3613, оп.1, д.3, л.35)».

Поиск продолжается

Ограничения, связанные с пандемией коронавирусной инфекции, не позволили нашей группе продолжить исследования. Кроме того, ряд документов, которые могли бы нам помочь, до сих пор засекречен. Но мы продолжаем наш поиск. Вы спросите — зачем мы это делаем? Да затем, что у погибших остались родные и близкие, многие из которых ничего не знают об их трагической судьбе, и мы хотим, чтобы у этих людей появилась возможность посетить место гибели родственников и почтить их память.

В минувшем году краевед Евгений Курочкин обобщил все доступные данные в электронной книге «Холокост на юго-западе Ростовской области. Дневник расследования». С текстом можно ознакомиться, пройдя по ссылке: https://drive.google.com/file/d/1MhPyN_8zh4lChpVMYwOp3YSEfAb7pERT/view?fbclid=IwAR3xOv0t9kUZNkdhoikHM35PJeAvfTmwhRDi4VGFmYRuyOItipJ4DgfxD2o

И в заключении я хочу обратиться к жителям Азовского района. Если вы что-то знаете об этой черной странице истории Приазовья, поделитесь с нами этой информацией. Почтить память безвинных жертв нацизма – наш человеческий долг.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content