Спасение

Спасение

Семья Шевченко из Мариуполя ровно месяц провела в подвалах осажденного города, они видели смерть и предательство. Чудом смогли добраться до ДНР, а оттуда — к родственникам в село Новониколаевка Азовского района.

О том, как им удалось выжить, и что происходит в Мариуполе, они рассказали корреспонденту нашей газеты. Светлана Викторовна попросила нас не публиковать ее фото, так как ей предстоит вернуться назад, а сын – останется в России…

Екатерина ЕГОРОВА

Светлана Викторовна и ее сын Александр Шевченко жили на окраине Мариуполя, Светлана больше 25 лет проработала в Азовском судоремонтном заводе – это крупнейшее в акватории Азовского моря предприятие со специализацией в судоремонте, судостроении, машиностроении и перевалке грузов.

Сыну Александру – 24 года, он окончил строительный университет, работал на Мариупольском металлургическом комбинате им. Ильича (как раз там, где прятались националисты).

В семье Шевченко всегда говорили на русском, изучали в школе русский язык, ездили в гости в Россию к своим друзьям и родственникам. И даже не могли представить, что где-то рядом нацбатальон «Азов» учит славить Гитлера, Бандеру, «белого вождя» Билецкого и ненавидеть Россию и все русское…

«Смерть наступала нам на пятки»

— Светлана, как жил Мариуполь накануне военной спецоперации?

— У каждого была работа, старались как-то жить. Зарплаты едва хватало, чтобы прокормить семью, всегда нужно было в чем-то ужимать себя. После 2014 года все стало гораздо тяжелее… пришла новая власть, которая много чего обещала, а по факту – ничего не выполнила.  

— Вы могли себе представить то, что произошло 24 февраля?

— По украинскому телевидению давно шла речь о военных действиях. Еще задолго до 24 февраля нас настраивали, готовили к тому, чтобы мы напали на Россию. Особенно яростно об этом говорил бывший президент Порошенко. Накануне 24 февраля в Мариуполе начались разговоры, что скоро начнутся военные действия, но мы не думали, что все это окажется правдой…

В первый день военной операции мы узнали, что, оказывается, все последние 8 лет украинские войска стягивали технику в Мариуполь, нацбатальон «Азов» все эти годы готовился к атаке, вот только о мирных жителях никто не думал…

— Какие первые мысли были в Вашей голове, когда Вы узнали, что начались военные действия?

— Никаких! Мы, мариупольцы, привыкли к обстрелам еще с 2014 года, когда окраины города обстреливались украинскими военными. Я думала, что это очередная небольшая передряга, но через пару суток пропало электричество, позже вода, а затем и газ… И тогда мы поняли, что все гораздо серьезнее…

— Как Вы справлялись без всего жизненно необходимого?

— Первую неделю мы жили в своей квартире, питались тем, что было. Из-за отсутствия отопления, спасаясь от холода, надевали всю одежду, которая у нас была, спали все вместе. В конце февраля и начале марта еще и морозы ударили, было очень тяжело…  Каждую ночь засыпали с мыслью, что это страшный сон, который вот-вот должен закончиться.

Ходили за водой к колодцам, грели ее на костре… 

— Оставаться в квартире было безопасно?

— Нигде не было безопасно, но мы жили на окраине города, где было еще тихо на тот момент, бои шли в другой стороне, хотя взрывы мы слышали каждый час. Плюс ко всему — по городу ходить было опасно. На крышах могли сидеть снайперы, они убивали обычных прохожих. Человек просто мог пойти за водой, и не вернуться…

— Какие снайперы? Зачем они убивали мирных жителей?

— А вот спросите у Украины! Зачем они это делали? Я, наверное, никогда не смогу этого понять, как и любой адекватный человек! Каждый день мы видели трупы…, видели, как сосед несет хоронить соседа…

— Когда бои подошли к вашему району, куда вы бежали?

— Мы до последнего оставались в квартире. Но когда снаряд прилетел в соседний дом, мы поняли, что больше в этом месте оставаться нельзя, ведь как таковых бомбоубежищ в Мариуполе нет.

Мы взяли самое необходимое, и переселились в район подальше, где еще не было боев. Еды оставалось все меньше, приходилось выходить из укрытий, магазины открывали раз в день, но полки были пустые,  украинские военные забирали большую часть еды себе.

Спустя пару дней оставаться и в том помещении стало небезопасно. Осколок влетел прямо в стену нашего так называемого «бомбоубежища». Благо, что никого не ранило….  Смерть наступала нам на пятки, мы это чувствовали.

«Зеленский – моя главная ошибка»

— Александр, в 2019 году, получается, для тебя были первые выборы?

— Да, я впервые пошел голосовать. Тогда казалось, что это большая честь — выполнить долг гражданина Украины, быть тем, кто выбирает будущее своей страны. Но я ошибся…

— Ты голосовал за Владимира Зеленского?

— А за кого? Понимаете, тогда выбора у нас не было особого, тем более мы — молодое поколение — поверили в его обещания…. Да чего там! Не только мы, наши родители тоже поверили Зеленскому!

— Что он обещал?

— Обещал светлое будущее, как бы это странно ни звучало! Обещал закончить войну на Донбассе. А это — самое желанное для нашего народа. И мы, глупые, поверили…. Владимир Зеленский – моя главная ошибка в жизни. Он обманул свой народ.

В Мариуполе за два дня до военной операции из города были вывезены все машины из автосалонов, все товары из магазинов техники и, конечно, городское руководство сбежало! Они оставили нас выживать. Ни нормального бомбоубежища у нас не было, ни гуманитарной помощи!

Тот самый Мариупольский роддом

— Александр, очередным вашим убежищем оказался роддом №3, как раз тот, который подвергся обстрелу. Расскажи, что происходило в тот день, и как вы вообще туда попали?

— Моя двоюродная сестра была на 9-м месяце беременности, вот-вот должна была родить. В подвалах небезопасно, тем более в любую минуту могли начаться роды, и мы поехали в ближайший роддом, им оказался как раз этот злосчастный роддом №3…

Как только мы переступили порог роддома, нам сразу дали понять, что нашему приезду никто не рад. Сказали ехать туда, откуда приехали, и не важно, что с нами беременная женщина.

— Но, в итоге, вы все-таки там остались?

— Да, остались, потому что пути назад не было. Все места, о которых мы знали, были разрушены. Но, находясь в подвале роддома, мы тоже понимали, что это место небезопасно.

— Когда начали обстреливать роддом?

— 9 марта с самого утра, часов так с 9 до 15 я слышал выстрелы. Но понимал, что это стрельба в противоположную сторону. С территории больницы из миномета стреляли в сторону российских войск.

— То есть украинские военные вызывали на больницу огонь сами столько часов?

— Да, все именно так! Как только военные ушли с территории больницы, спустя 15-20 минут прилетела бомба на роддом…. А потом, буквально 5 минут спустя, в роддом примчалась толпа журналистов, и они стали снимать пострадавших. Такое впечатление, что они все знали заранее. И как на все это реагировать? Многие подумали о том, что это какая-то подстава.

— Как вам удалось выжить?

— Чудом…. Только благодаря какому-то чуду мы живы…. В момент бомбежки мама была в подвале, а я рядом с входом в него. Раздался взрыв, все затряслось так, что казалось — стены упадут на наши головы. Но мы, к счастью, не пострадали. Не пострадала и сестра. Ее эвакуировали вместе с другими беременными. Но куда ее увезли, мы не знаем. Связь с ней потеряна…

Из подвала роддома мы с мамой поехали в другой подвал, последнее наше прибежище в Мариуполе….

Дорога в мир

Со случайными попутчиками Светлане и Александру удалось выехать из осажденного города, на блокпосте ДНР их пропустили быстро, без каких-либо сомнений. Оттуда они добрались до границы, и сейчас находятся в безопасности, вот только спать спокойно они еще долго не смогут….

Александр хочет построить новую жизнь в России, тем более с его профессией строителя он точно не пропадет. А вот Светлана намерена вернуться. В Мариуполе осталась ее мама и муж, отец Александра…. На связь они не выходят уже больше недели. Светлана хочет вернуться в новую жизнь, в которой Мариуполь станет одним из мирных городов ДНР.

Она мечтает, что, наконец, прекратится война, которая длится уже 8 лет…


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content