Это ювелирная работа

На днях свой профессиональный праздник отметили люди старинной и красивой профессии — ювелиры. Есть настоящие мастера ювелирных дел и в Азове. С одним из них – Владиславом Поповым – мы встретились, и узнали о некоторых секретах его мастерства, а также о том, насколько вообще сейчас востребована эта профессия – ювелир…

Татьяна СТАЦЕНКО

«Ювелирная работа» — так часто говорят о любой вещи, изготовление которой требует большого мастерства и точности. Так, косвенно, люди отдают дань уважения профессии, история которой сопоставима с историей человеческой цивилизации. Ведь люди любили украшать себя всегда.

Азовский ювелир Владислав Попов в профессии уже семнадцать лет. Заняться ювелирным делом ему порекомендовал отец.

Я окончил школу, учился в профтехучилище №44. После первого курса на летних каникулах отец отвел меня в мастерскую Вячеслава Дубодела. Решили, что я попробую научиться ювелирному делу. Три месяца каникул достаточно, чтобы понять – нравится работа, или нет, и главное – справишься ли ты с ней. Я попробовал. Мне понравилось. И не жалею, что выбрал этот путь, — рассказывает Влад.

Говорит, что сначала было очень трудно. Но втянулся быстро. Увлекся. Сначала работал с серебром. И не потому, что этот метал дешевле золота, а потому что в обработке — гораздо сложнее. Он мягкий, температура плавления низкая.

Работа с серебром — это азы ювелирного дела. После серебра работа с золотом кажется простой, — говорит мастер.

В настоящее время он может изготовить изделие любой сложности. И чем задача сложнее, тем Владу интереснее.

 — Я до сих пор с большим удовольствием работаю вручную, люблю паять, гнуть, крутить металл, хотя современные технологии ушли далеко вперед, что значительно экономит наше время и расширяет возможности, — рассказывает он.

Сейчас эскиз ювелирного изделия исполняется в специальной компьютерной программе, 3-D макет отправляется на один из заводов, где на станке изготавливается восковая модель. Ювелирам остается отлить изделие, вставить драгоценный камень, отполировать поверхность.

Мне важно, когда заказчик уходит довольным, — говорит Влад, — но особое чувство, когда осознаешь, что сделал на самом деле стоящую вещь.

Качество в мастерской Владислава Попова гарантировано, хотя, безусловно, внешний вид изделия зависит от вкуса заказчика. А фантазии у людей бывают весьма причудливые.  Ведь ювелирное украшение – это престижный атрибут, за счет которого многие самоутверждаются.

Часто в мастерскую приносят камни, доставшиеся в наследство. Им нужно подобрать достойную оправу. Проявить достоинства камня. Иногда приходится работать с очень ценными камнями. Тут нужно быть максимально осторожным и терпеливым. Например, изумруд – камень очень хрупкий, а стоит очень дорого. Сто потов сойдет, пока вставишь его в оправу. В этом смысле работать с алмазами гораздо проще, они легко выдерживают нагревание и другие механические воздействия, — делится профессиональными секретами мастер.

Он признается, что львиную долю рабочего времени занимает ремонт ювелирных изделий заводского производства.

Советское золото было 583 пробы, сейчас проба немного выше – 585, то есть в изделии содержится 58,5 процентов чистого золота.  Казалось бы – раз проба выше, то и качество лучше. Однако это не так. Современные изделия очень тонкие, непрочные. Они гнутся как фольга. Цепи и браслеты – пустотелые. Часто ломаются. Так что благодаря современной продукции мы обеспечены постоянной работой. Спасибо нынешним производителям, — шутит Влад.

Часто на ремонт несут старинное серебро – столовые наборы, оклады икон. Есть среди заказчиков и коллекционеры.

Владу со старинными предметами работать нравится:

Приходилось реставрировать и оклады, и древние нательные кресты. Восстанавливать утраченные элементы антиквариата. Делал и копии. Когда делаешь копию, иногда возникает соблазн сделать ее лучше образца, но это неправильно, непрофессионально. Если образец сделан небрежно, грубо, то и копия должна быть такой же, неотличимой от него, на то она и копия, — рассказывает Влад.

По его словам, в последнее время оригинальные заказы на изготовление ювелирных изделий поступают реже. Это, как правило, подарки к большим юбилеям и обручальные кольца. Да и ремонтировать сломавшееся изделия люди не торопятся:

Если у человека портится обувь, он обычно сразу несет ее в мастерскую, а сломавшаяся сережка может подождать. Поэтому в годы экономического кризиса нам, ювелирам, приходится непросто, — сетует Влад.

К тому же, в нашем небольшом городе работает несколько ювелирных мастерских и конкуренция жесткая.

Кто-то может себе позволить сбивать цену, я же по многим причинам не могу работать за бесценок, поэтому стараюсь выигрывать за счет качества. Стараюсь покупать хорошее оборудование. Например, в нашей мастерской есть единственный в городе микроскоп. С ним работать значительно легче.  

Вообще, мы, ювелиры, стараемся работать так, чтобы на нас работала наша репутация. Честно говоря, приходится иногда отказываться от заказов. Например, когда не сошлись в цене с заказчиком, когда мне предлагают выполнить сложнейшую вещь за условную «шапку сухарей», — признается Влад.

Но, несмотря на трудности, жизнью и работой своей он доволен. Правда, на вопрос – хочет ли он основать династию ювелирных мастеров, отвечает с сомнением:

Об этом я не думал. Я свою работу люблю, а понравится ли она моему сыну – кто знает? Но наследник у меня еще в школу не пошел. Вот подрастет, тогда и решит, кем быть…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content