А ведь красным галстуком – гордились!

Этот странный год двадцатый…

Skip to content