Как казаки из османского плена бежали

Эта удивительная история произошла в 1643 году.
Русские невольники, много лет служившие гребцами на турецком судне, смогли захватить его, добрались до Сицилии, а после через всю
Европу шли в Москву…

Татьяна СТАЦЕНКО

Краевед Виталий Гусев, изучая архивы, нашел письма бывших невольников русскому царю Михаилу Федоровичу, в которых они рассказывали о своем побеге с турецкой каторги. Следует пояснить, что каждый русский человек, вернувшийся из плена, был обязан отчитаться перед царем-батюшкой об обстоятельствах своего пленения и освобождения, а «каторгой» ранее назывались большие корабли, и лишь позднее это слово стало означать место заключения преступников с очень тяжелыми условиями труда.
Казаки, стрельцы, сыны боярские
Побег подготовили и устроили русские невольники, среди которых были донские казаки, стрельцы и даже боярские сыновья. Известны несколько имен организаторов дерзкой операции. Среди них — московский стрелец Никитинского полка Иван Лукьянов. Он был пленен отрядом крымских татар на белгородской земле. Его вместе с другими пленниками увели на южное побережье Крыма. Крымское ханство в те времена было вассалом Османской империи, и стрельца продали туркам. Так он стал гребцом на турецкой галере. Сын боярский Назар Васильевич Жилин служил в Орле, был послан в разведку против крымских татар, в стычке с которыми был ранен саблей в руку, и пленен. На каторге он пробыл 7 лет. Сынами боярскими были также уроженец города Елец Иван Осипович Климов, Мартин Яковлевич Сенцов из Воронежа, и выходец из Белгорода Филипп Еремеевич Кореплясов. Еще одним участником «заговора» стал стрелецкий сын из города Валуйки Родион Дементьев. Он «служил за отца своего», то есть отбывал воинскую повинность вместо своего отца, и, будучи в дозоре, попал в плен к крымцам. Рабом на галерах он был два года.
Были среди активных организаторов побега и донские казаки — Кирилка Кондратьев, Пронька Герасимов, Гришка Никитин, Ивашка Игнатьев и Юшка Михайлов.
Лидером невольников стал стрелец Иван Семенович Мошкин. До пленения он служил на засечной черте в городе Усерде на реке Тихая Сосна.

Порох раздобыли под Азовом
Русские невольники были гребцами на судне, которым командовал высокопоставленный турецкий офицер Анти-паша. Корабль был большим, порядка 80 метров длиной, имел 15 парусов различной величины, 17 пушек. На корабле находилось 280 рабов. Турецкий экипаж насчитывал вместе с матросами, офицерами, надсмотрщиками и слугами около 250 человек
Шанс на спасение подарило невольникам Азовское осадное сидение Донских казаков. Корабль Анти-паши оказался в составе каравана, подвозившего припасы к осажденной крепости. Османское войско безуспешно пыталось штурмовать Азов, терпя поражение за поражением.
Разгружая корабль, невольники сумели стащить сорок фунтов пороха. Похищать и прятать порох заговорщикам помог слуга паши по имени Микула. Анти-паша доверял ему, поручив заведовать съестными припасами. Поэтому Микула свободно перемещался по судну и только на ночь на него накладывали оковы. Он помог гребцам незаметно расположить запасы пороха в непосредственной близости от капитанской рубки. Невольники стали ждать подходящий момент для совершения побега.
В сентябре 1641-го года турки прекратили осаду, и развернули свои корабли в сторону Стамбула. Однако судно Анти-паши осталось в числе кораблей, которые пробыли в устье Дона вплоть до 1642-го года. Стычки между турками и донскими казаками продолжались и в течение зимы.

Побег
Судно Анти-паши вернулось в Стамбул только к середине 1642 года. Там стало известно, что Султан Османской Империи, раздосадованный поражением под Азовом, казнил многих военачальников. Опасаясь султанского гнева, Анти-паша загрузил свой корабль большим количеством провизии, оружия и денег, и в ночь с 9 на 10 ноября 1642-го года ушел из Стамбула, направив судно на запад.
Ночью невольники решили, что их час настал. Правда, план едва не сорвался – порох отсырел, и долго не загорался. Но, наконец, раздался взрыв. Он был слабее, чем рассчитывали заговорщики, зато корабль остался на плаву, притом, что от 20 до 28 человек турок было убито или выброшено за борт. На корабле начался пожар, а рабы стали освобождаться от оков и нападать на оставшихся турецких солдат. Предводитель восстания Иван Мошкин лично сразил Анти-пашу, отомстив ему за годы унижений.
После окончания схватки из турецкого экипажа в живых осталось около сорока человек — часть бросилась за борт, часть погибла в пожаре и взрыве, но большая часть была убита восставшими невольниками. Из 280 рабов турками были ранены двадцать, и один убит. Иван Мошкин получил два сабельных ранения и два ранения от стрел, к тому же сильно обгорел. Был ранен саблей и стрелец Иван Лукьянов.
Обретя свободу, гребцы направили захваченный корабль на запад, понимая, что пройти через турецкий Босфор им не удастся.

Через всю Европу
В руки восставших попал военный корабль, имевший на борту 17 пушек, 250 мушкетов, множество сабель и кинжалов. Среди захваченного оружия было много ценных экземпляров – более 20 сабель были оправлены в золото и серебро, также было 40 кинжалов с серебряными рукоятями, украшенными драгоценными камнями.
На корабле находились внушительное количество денег — более 200 килограммов серебра — и провизии «60 мешков пшеницы и множество других припасов; 20 прекрасных и богатых знамен и множество богатого белья; мундирные костюмы для 250 солдат; 15 прекрасных ковров, 250 деревянных брусьев и 150 больших железных полос, предназначенных для постройки новой галеры; множество штук дамасской ткани и других предметов торговли».
Миновав Эгейское и Ионическое моря, галера на восьмой день после восстания прибыла в порт Мессина на Сицилии. В то время этот остров принадлежал Испании. Дипломатические отношения между Россией и Испанией в те времена практически отсутствовали и испанцы долго не могли решить, как поступить с нежданными гостями.
В конце концов, вице-король Сицилии предложил беглецам службу, пообещав высокое жалование. Но русские отказали ему – у них была одна цель – вернуться домой. Разгневанный наместник отобрал у русских все имущество, и отпустил их «на все четыре стороны».
Путь русского отряда сначала пролегал по Италии. Миновав Рим и Венецию, они достигли австрийской Вены. Австрийский император Фердинанд II предложил храбрецам остаться, и служить ему. Но они вновь отказали.
В письме русскому царю Иван Мошкин так рассказывает об этом: «…и мы ему служить не захотели… и шел я, холоп твой Ивашка, с товарищами своими через многие земли наг и бос, и во всяких землях призывали нас на службу и давали жалованье большое, и мы, холопы твои, христианской веры не покинули, и в иных землях служить не хотели, и шли мы, холопы твои, на твою государскую милость».
Император отпустил беглецов, которые без препятствий пересекли Австрию, затем подконтрольную Фердинанду II Венгрию, и, перейдя австро-польскую границу где-то в Силезии, вскоре прибыли в Варшаву.
С Польшей у России всегда были отношения не простые, но в 1643 году между странами было редкое перемирие. К тому же король Речи Посполитой Владислав IV был наслышан о подвигах бывших русских невольников. Он оценил храбрость и твердое желание вернуться на Родину, и обеспечил беглецов всем необходимым: велел дать им подводы, чтобы облегчить путь, и одарил деньгами — всем по 2 рубля, а Ивану Мошкину выдал целых 10 рублей.
Герои добрались до русского города Вязьмы. Из Вязьмы в Москву они уже на русских «государевых подводах» добрались до Москвы.
Царь Михаил Федорович Романов пожаловал храбрецов своим государевым жалованьем, и велел продолжить службу в «украинных городах: на Осколе и на Новом городе на Усмани».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *