Архив номеров:

регистрация

рубрики

голосование

Голосование

Оценка нового дизайна


Вопрос-ответ

    Как можно посмотреть 15 номер от 10.04.2019?

    Приходите  в редакцию

    Добавить вопрос

    Имя
    E-mail
    Вопрос:
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить

    Россия! Как мы кричали «Ура!»

    2019-08-0910380
    Россия! Как мы кричали «Ура!»

    Пешковчанин Егор Николаевич Гуренко уверен, что ему повезло, и родился он под счастливой звездой. Два года он служил в 357-м Гвардейском воздушно-десантном полку, исполняя интернациональный долг перед афганским народом. Смерть ходила рядом, но из всех переделок он вышел без единой царапины- Помню, сидим, изучаем местность. Все чужое, непонятное – природа, горы, даже небо другое, и птички свистят не так, как у нас. Да вот только оказалось, не птички это были, а пули…

    Татьяна СТАЦЕНКО

    Егор Гуренко родился в 1969 году, окончил десятилетку, и поступил в Ростовский автотранспортный техникум. До начала учебы оставалось еще свободное время, вот и решил Егор провести его с пользой. Вместе с друзьями обратился в военкомат, чтобы получить направление в аэроклуб ДОСААФ – хотелось попрактиковаться в прыжках с парашютом. Военкомат дал добро, и Егор совершил свой первый прыжок. Со смехом он признается, что первый раз прыгал с закрытыми глазами, зато потом страх ушел, и он на всю жизнь полюбил это ни с чем несравнимое чувство свободного полета.

    - Летишь, и видишь Азов и свою деревню далеко внизу. Все – как на ладони. И совсем не страшно. Ведь в юности мы уверены, что - бессмертны, - говорит Егор Николаевич.

     Тяжело в учении

    Занятия в аэроклубе определили его военную специальность – стал он десантником. Призвали Егора Гуренко весной. Из сборного пункта в Батайске буквально через сутки он оказался в Вильнюсе, где базировалась учебная дивизия. Там он прошел месячный курс молодого бойца, затем начался курс специальной подготовки. Егор осваивал специальность командира отделения БМП-2. Нагрузка была огромная, учили жестко, свободного времени не было совсем.

    - Уставали очень. Вечером, бывало, прозвучит команда «отбой», только глаза закроешь, а уже кричат «подъем». И в первый миг, думаешь, что дневальный ошибся, или началась учебная тревога, а на самом деле уже ночь прошла, - вспоминает Гуренко.

    Но он уверен, что отцы-командиры поступали правильно, и выматывающие тренировки были необходимы. Под обстрелом в Афгане он часто мысленно благодарил своих строгих учителей за науку.

    И еще он хорошо запомнил свободную неделю после окончания курса спецподготовки. По его словам, это было счастливое время: «Мы ждали отправки в Афганистан. Самолета все не было – говорили, что обострилась обстановка, и была опасность, что при пролете над территорией Афганистана его собьют. И вот мы на весь день уходили из казарм. Валялись на траве, смотрели в небо. Никто нас не трогал. Хорошо было – просто не передать словами».

     

    Легко в бою

    Но вот – ночная тревога. Молодые десантники поднимаются на борт грузового Ил-76, и летят в неизвестность. Через шесть часов полета – дозаправка в Фергане, затем еще два часа и – Кабул.

    - На аэродроме жара, пыль, беготня. Вертолеты летают. Мы в полушерстяной форме, а вокруг все в тельняшках и форменных брюках – выгоревших до белизны. Потом, когда нам выдали новое обмундирование, оно было обычного цвета хаки, но за три недели под солнцем тоже выгорело добела, - рассказывает Егор Гуренко.

    По распределению он попал в третий заставной батальон 357-го Гвардейского воздушно-десантного полка 357-й дивизии. Пока добирался до места назначения, на одной из наших баз, находившейся в долине на открытой местности, попал под первый обстрел.

    - Помню, сидим, изучаем местность. Все чужое, непонятное – природа, горы, даже небо другое и птички свистят не так как у нас. Оказалось, что не птички это было, а пули, - смеется Егор Николаевич.

    Когда он прибыл на заставу, командир роты спросил его, сможет ли он командовать отделением? Егор, понимая, что сначала нужно заслужить уважение сослуживцев, и поднабраться опыта, честно ответил, что не готов. Комроты оценил прямоту младшего сержанта.

    - Послужи пока на 20-й заставе, она у нас самая воюющая. Там ты быстро всему научишься, - сказал он.

    Застава находилась на господствующей высоте, с которой просматривалась дорога и подступы к Кабулу. В задачу десантников входило не пропустить в столицу колоны с оружием и банды душманов. Егор был назначен наводчиком-оператором БМП-2. На заставе служило восемь десантников, - два расчета БМП, был еще танк и гаубица, всего – двадцать бойцов. Но эта была одна из самых эффективных и неприступных застав. Душманы не решались штурмовать ее в открытом бою, но обстреливали часто. Егор хорошо знает, что такое обстрел из гранатомета и переносной ракетной установки.

    - Ночью место выстрела можно определить по вспышке, днем, по облачку пыли. Но никогда непонятно, накроет тебя или нет. Раненые, контуженные, у нас были, но тяжелых потерь мы не несли. Зато отпор всегда давали жесткий, - вспоминает Егор.

    После нескольких месяцев службы его вернули на базовую заставу, и повысили в звании – он получил погоны старшего сержанта и должность заместителя командира взвода. Также он исполнял обязанности старшины.

    Теперь он часто на БМП сопровождал колоны с грузами и продовольствием. Побывал на многих заставах, куда раз в два месяца возили провиант, часто бывал в Кабуле. И снова ему везло.

    - Бывало, наша колона пройдет спокойно, а следующую колону разобьют. И так было не раз, и не два, - говорит Егор Николаевич.

     

    Кабул

    Столица Афганистана поразила его контрастами. Если в районе, отстроенном советскими специалистами, можно было чувствовать себя как дома, - все было чисто, благоустроено, много цветников, то остальные кварталы напоминали Егору Гуренко глухое средневековье.

    - Афганцы жили как в 14 веке. Антисанитария, вместо водопровода – неглубокий арык, в котором машины моют, а ниже по течению воду для питья берут, - вспоминает он.

    Довелось ему общаться с местными жителями. Многие духанщики (владельцы магазинов) учились в Советском Союзе, и хорошо знали русский язык. Типичный духан – обычный морской контейнер, в котором убирали торцовую стенку. Купить в духане можно было все что угодно – часы, сувениры, конфеты, жевательную резинку. А рядом на прилавке лежали гранаты и патроны в широчайшем ассортименте…

    Говорил Егор и с местным студентом, который разъяснил ему особенности афганского общества. Он говорил, что его семья, чтобы спокойно жить, поддерживает контакты со всеми противоборствующими сторонами – старший брат работает в местной милиции, второй служит в местной армии, третий - в армии повстанцев Ахмад Шах Масуда, четвертый – в банде другого лидера повстанцев. Студент был уверен, что с уходом ограниченного контингента Советских войск, война закончится. Как показало время, он ошибался.

     

    Домой

    Егор Гуренко уходил из Афганистана в самом последнем эшелоне. Уже было официально объявлено, что наши войска покинули страну, но небольшая группа все еще оставалась на афганской земле.

    - Мы были встревожены. Видели по телевизору, как Громов пересек знаменитый мост, соединяющий берега СССР и Афганистана, а про нас как будто забыли. Но с наших позиций хорошо просматривался Кабульский аэродром, на котором еще оставалось три наших самолета. Наконец, поступил приказ и, передав оружие и провиант афганцам, на БТРах мы примчались на аэродром. Бегом стали грузиться. Причем, с орудий на оставленных БТРах мы на всякий случай сняли затворы, и хорошенько их припрятали, чтобы вылететь спокойно. Обстановка была такая, что могли и обстрелять вдогонку, - рассказывает десантник.

    Но взлет прошел спокойно. Через пару часов самолет приземлился в Фергане. Там Егор пробыл до середины апреля. И вновь – ночная тревога, погрузка на борт. И - неизвестность. Дело в том, что ходили слухи, будто придется вернуться в Афган, прикрывать эвакуацию Советского посольства. К счастью, они не подтвердились.

     

    Дома

    - Приземлились мы ранним утром. Никогда этого не забуду. Открывается рампа (большой люк грузового отсека), и мы в сумерках видим березовую рощицу. И еще - дождик накрапывает. Россия! Мы так кричали «Ура!», что, наверное, испугали персонал аэродрома, - смеется Егор.

    Это был Витебский военный аэродром. Еще месяц отслужил в полку Егор Гуренко. А 8 мая, накануне Дня Победы, оказался в родном Пешково.

    С улыбкой он вспоминает, как вышел в праздничный день на митинг:

    - Все смотрели на мою «парадку», и не могли понять, в каких войсках я служил.

    Дело в том, что ровно полгода вместе со своими сослуживцами он готовился к «дембелю», всячески украшая свою парадную форму. Она была расшита хитро сплетенными парашютными стропами, стрелки наглажены, и зафиксированы с помощью клея ПВА, пуговицы надраены, кирзовые сапоги укорочены… Красота!

    Тот майский день стал днем славы десантника Егора Гуренко.

    А дальше началась обычная жизнь «на гражданке». Егор окончил техникум, получив специальность техник-механик. 18 лет проработал в колхозе «Заветы Ильича», сейчас продолжает трудиться на одном из местных предприятий.

    Женился на жительнице Головатовки Анне. Вместе они уже почти 25 лет – в ноябре будут отмечать юбилей. Это трудолюбивая и счастливая семья. Вырастили двух сыновей – Артема и Даниила. Артем уже отслужил в армии, закончил ДГТУ, работает. Младший сын - Даниил - окончил школу, и учится в Персиановке на факультете биотехнологий.

    Двор у четы Гуренко ухоженный, уютный. Прекрасные цветники. Во дворе много живности. Есть домашние любимцы – пара верных псов, встречающих гостей заливистым лаем. Обычные дворняги, которых крохотными щенками подобрали на улице, и выкормили чуть ли не из пипетки.

    Егор Николаевич - добродушный, улыбчивый человек. Когда-то он лицом к лицу сталкивался со смертью, сам по приказу стрелял в людей, но это не наложило тяжелый отпечаток на его душу. Афганский синдром – это не про него.

    С прошедшим вас праздником, сержант ВДВ Гуренко!

     

     

    • отправить другу
    • распечатать
    • Комментарии

      Имя
      E-mail
      Текст
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
      Отправить
      Сбросить

    новости