Архив номеров:

регистрация

рубрики

голосование

Голосование

Оценка нового дизайна


Вопрос-ответ

    Как можно посмотреть 15 номер от 10.04.2019?

    Приходите  в редакцию

    Добавить вопрос

    Имя
    E-mail
    Вопрос:
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить

    А в августе пришли немцы…

    2019-07-0129430
    А в августе пришли немцы…

    «Их расстреляли на рассвете», - так назывался материал, опубликованный в нашей газете и посвященный трагической судьбе еврейских беженцев, эвакуированных в село Александровка. Эта публикация стала началом нашего расследования преступления, совершенного нацистами и их пособниками 77 лет назад. О ходе расследования мы еще расскажем, а сегодня – предоставляем слово свидетелю тех страшных событий – Вере Семеновне Чапкой

    Татьяна СТАЦЕНКО

    Вера Семеновна Чапкая – человек уникальный. Она – ветеран труда, вдова участника Великой Отечественной войны. Ей 88 лет, но ее память сохранила мельчайшие детали событий, происходивших в селе Александровка в годы войны. 49 лет она преподавала в Александровской школе русский язык и литературу. Совсем недавно вместе с дочерью она переехала в Азов на постоянное место жительства. Устроившись на новом месте, она написала письмо в редакцию, в котором сообщила, что может поделиться с нами своими воспоминаниями и тем самым помочь нам в нашем поиске места расстрела еврейских беженцев. Мы немедленно договорились о встрече, и она состоялась.

    - Мне было десять лет, когда началась война. Жили мы на улице Красной, моя мама работала в колхозе им. Фрунзе и сама воспитывала троих дочерей. Помню, как забрали в армию всех мужчина призывного возраста, и среди них – нашего первого учителя Александра Васильевича Стетюха. Он так и не вернулся с войны… Остались в селе только старики, женщины и дети.

    С началом войны для всех нас началась новая жизнь. Раньше мы жили своими заботами, а война нас сплотила. Вместе рыли окопы в своих садах и огородах, чтобы прятаться от бомбежки. Вместе собирали урожай. В 1942 году он выдался очень хорошим, и председатель нашего колхоза Макар Никитич Кравченко на сходе попросил нас, детей, помочь взрослым на уборке. И мы помогали, собирали колоски.

    Помню, как появились первые беженцы. Тогда к жителям села обратился председатель райисполкома Иван Автономович Фоменко, который стал потом командиром Александровского партизанского отряда. Он попросил жителей села помочь людям освоиться на новом месте, поддержать их в беде. Мы беженцев очень жалели, - вспоминает Вера Семеновна.

     

    О предателях и жертвах

    Сколько всего беженцев приехало в село, Вера Семеновна сказать не может. Их расселили по домам местных жителей. Несколько семей жили на МТФ колхоза им. Фрунзе, часть беженцев было направлено в хутор Христичево.

    - Дом у нас был просторный, пять комнат, большая веранда. У нас поселили пожилого белоруса, семью из двух детей и пожилого мужчины, потом из города Ростова вернулась семья старшего брата мамы. Места хватило всем. Мы сдружились, играли с детьми беженцев. Отношения были очень теплые. Люди искренне сопереживали, и помогали приезжим. Особенно хочется отметить нашу соседку, Марфу Петровну Емельяненко, которая взяла шефство над семьями, живущими на МТФ. Она кормила этих людей, помогала всеми силами, а одного человека, который был очень болен, взяла в свой дом, чтобы ему было легче справляться с болезнью. Я хорошо его помню. Высокий, очень худой, бледный. Помню его слабую улыбку. Он был ласков с нами, детьми. Говорил с нами по-русски, а с беженцами на непонятном языке – наверное, на идиш, с уверенностью утверждать не могу. Фамилия его была – Чванилов. А как его звали, к сожалению, не помню, - рассказывает Вера Семеновна.

    Немцы появились в августе. Они ворвались в село на мотоциклах. В это самое время, люди, по приказу райисполкома, разбирали по домам зерно из колхозных амбаров, чтобы не досталось врагу. После освобождения это зерно люди снесли обратно – это был неприкосновенный запас, залог будущего урожая на свободной от врага земле.

    Но тогда, в августе, немцы стали хозяйничать в Александровке. Созвали жителей села на сход, объявили свои порядки. Евреям было велено явиться в комендатуру для регистрации. Народ негодовал, но были среди александровцев и предатели. Одного из них Вера Семеновна хорошо знала.

    - Когда пришли немцы, из подполья вышел Афанасий Павлович Лукьяненко, который все это время скрывался от призыва в Красную Армию. Пока прятался, оброс бородой, поэтому немцы сначала приняли его за еврея и чуть не арестовали. Но он бороду сбрил, а сам стал сотрудничать с оккупационным режимом. Первым делом он начал выдавать бывших руководителей, коммунистов. Недалеко от нас жил Владимир Блохин, его первого арестовали по указке Афанасия. Очень он лютый был, безжалостный. До войны работал заготовителем, семья жила хорошо, откуда в нем столько ненависти к советской власти было? Непонятно. Сдал он немцам и тяжелобольного еврея Чванилова. Пришел с полицаями к тетке Марфе, она его не пускает, говорит: «Кум, на что тебе больной человек? Оставь его», но Афанасий сказал ей: «Не лезь», оттолкнул, и вошел в дом. Как мы все плакали, когда этого Чмыхалова уводили, как умоляли его пощадить, но кто нас детей послушает…, - делится горькими воспоминаниями Вера Семеновна.

    Под предлогом регистрации евреев созвали в комендатуру. Сколько евреев на тот момент оставалось в селе, Вера Семеновна сказать не может, но только из Христичева мимо ее дома проехало три подводы с людьми. В каждой – человек по десять… Все они погибли, сраженные немецкими пулями.

    Расстреливали их над ямой скотомогильника.

    - Это место находилось на территории колхоза имени Второй пятилетки (позднее он стал называться колхозом имени Ленина), - говорит Вера Семеновна, - там мельница стояла на пригорке, за ней – свиноферма. Рядом лесополоса и скотомогильник. Там их всех и расстреляли…

    О расстреле рассказали жители близлежащих домов. Сама Вера Семеновна выстрелов не слышала.

     

    Ищу родных

    Еще один яркий эпизод запомнился навсегда Вере Семеновне. Уже осенью, когда сильно похолодало, пришла в село девочка-подросток. Она искала родственников, которых по слухам эвакуировали в наши края. Жители, запуганные карателями, боялись впускать ее в дом.

    - Афанасий строго следил за всеми, а за нашей семьей - особенно, так как мамины братья еще в гражданскую войну были красными партизанами. Но мама, как увидела ту девочку, замерзшую, изможденную, впустила ее, и сказала: «Моя ты деточка, оставайся». И несколько дней прятала ее у нас. Обогрела, подкормила, отпускать не хотела. А девочка все расспрашивала о своих родственниках, но мы ничего о них не знали. Сшила мама ей бурки – это сапожки такие войлочные, собрали ей одежду, какую смогли, и ушла она дальше. Жаль не помню, как звали ее, - вздыхает Вера Семеновна.

     

    И наши пришли

    Медленно тянулись дни под оккупацией. Люди ждали, когда же, наконец, придет Красная Армия. Но наши все не шли.

    - Помню, как однажды работали мы с сестрами в огороде, вдруг слышим, кто-то дружно хором поет песню советскую. Мы ахнули - наши идут! Бросились встречать, но смотрим – а это кубанские казаки едут, и немцы с ними… Это были предатели. Как же мы были разочарованы! – говорит Вера Семеновна.

    До самого февраля продолжалась оккупация. Много печальных событий произошло за это время, погибли наши партизаны, которых выдал предатель Дедусенко. Люди терпели лишения, нужду и голод. Но более всего угнетала мысль, что враг хозяйничает на нашей земле.

    Но вот наступил перелом в войне. Немцы побежали из села, и вместе с ними их пособники. И первыми в село, покинутое фашистами, вошли партизаны из Александровского отряда.

    - Партизаны Галушко, Псаломщиков, Малый пришли в село, принесли нам добрую весточку: Красная Армия на подходе. Как же мы ее ждали! Вышли на улицу, одежка старая, не греет, пятки к сапогам примерзают, а мы ждем, - смеется Вера Семеновна.

    И наши пришли. И сразу закипела работа. Дети активно участвовали в ней, приводили в порядок школу, в которой был немецкий госпиталь, помогали взрослым. Все силы были брошены на восстановление разграбленного хозяйства.

    А еще были торжественные похороны партизан, казнь немецкого пособника Дедусенко… Медленно оправлялась наша земля от вражеского нашествия.

    После войны Нина Семеновна получила педагогическое образование, вышла замуж за ветерана войны Николая Григорьевича Чапкого, ставшего основателем александровской музыкальной школы. Вместе они внесли огромный вклад в развитие системы образования родного села.

    Мы очень благодарны Вере Семеновне за ее рассказ, который очень помог нам в нашем расследовании.

    Спасибо Вам за ваш труд, за вашу память, за то, что Вы такой отзывчивый и глубоко порядочный человек, дорогая Вера Семеновна!

    • отправить другу
    • распечатать
    • Комментарии

      Имя
      E-mail
      Текст
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
      Отправить
      Сбросить

    новости