Архив номеров:

регистрация

рубрики

голосование

Голосование

Оценка нового дизайна


Вопрос-ответ

    Как можно посмотреть 15 номер от 10.04.2019?

    Приходите  в редакцию

    Добавить вопрос

    Имя
    E-mail
    Вопрос:
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить

    История одной реликвии

    2019-05-239560
    История одной реликвии

    Каждый раз, проходя мимо стеллажей нашей домашней библиотеки, легко пробегая пальцами по разноцветным корешкам, я хочу взять одну - особенную книгу. Она – очевидец истории нашей семьи, свидетель и большого горя, и мужества моих предков…Это - Александр Сергеевич Пушкин. «Евгений Онегин». Год издания – 1936-й…

    Екатерина ГОРПЕНЧЕНКО

    Каждый раз берешь ее с полки особенно бережно, даже с почтением. Потрепанная серая обложка с трещиной посередине, ветхие страницы, на полях - пометки пером. На некоторых страницах имена спрятаны игловым шифром, на первый взгляд и не разглядеть. Кое-где встречаются имена и подписи прямо на страницах – кто-то делал пробу своей росписи. Некоторые строчки подчеркнуты, кое-где капли от чернил... На пустых страницах форзаца нет живого места - все исписано безупречным каллиграфическим почерком - пером и черными чернилами.

    Это описание красоты тихой ночи села - следы вдохновенного порыва человека из далекого прошлого - вылились строчками на эти страницы, – видимо, в доме совсем не было бумаги.

    В начале 20 века было и такое.

     

    Андрей Павлович Нечунаев

    Мысли уносят меня в тот осенний теплый вечер, когда старенькая бабушка рассказывала мне историю нашей семьи, в 1960-х годах переехавшую в Ростовскую область, покинув любимый Урал.

    В конце 19 века, в далекое, еще царское время мой прапрадед Андрей Павлович Нечунаев жил со своей семьей в поселке Куса Челябинской области.

    Семья была большая. Только у Андрея Павловича - девять детей.

    Хозяйство держали крепкое: стадо лошадей и коров, конюшню, коровник, а еще владели небольшой мануфактурой, включающей в себя кузню, ремесленные цеха, где изготавливали орудия труда для возделывания полей: косилки, молотилки, и прочие, очень нужные в сельском хозяйстве вещи.

    Продукция нашей мануфактуры пользовалась спросом не только по всей области, но и отсылалась в Восточную Сибирь.

    Мой прапрадед Андрей Павлович был сильный, образованный, начитанный человек - глава семьи, - справедливый и мудрый хозяин. Вел широкую деловую переписку, даже с Канадой. Откуда выписывал и литературу.

    В доме у нас была огромная библиотека, насчитывающая более 300 книг и журналов. И это в начале 20 века, когда печатные издания особенно ценились.

    В семье у нас при этом жили скромно, трудиться было принято с раннего возраста. Пятилетних детей одних отпускали пасти стада далеко от села, и вместе всей семьей ездили на сенокос.

    Александра Андреевна - жена моего прапрадедушки - хлопотала с самого утра - нужно было успеть все по хозяйству и вовремя подать обед - семья то 17 человек! Конечно, нужны были дополнительные руки и в хозяйстве, и на мануфактуре. Мужики шли к Андрею Павловичу на заработки с удовольствием. Знали, что всегда будут накормлены, и копейкой их не обидят.

     

    Арест

    Настали в России страшные времена. После красной революции пришла пора жестоких репрессий. Раскулачиванию подвергались все, кто имел мало-мальски добротное хозяйство. Общей неразберихой в стране пользовались завистники, донося на более богатых соседей.

    У нас дома начались обыски и ночные визиты. Преследовали моего прапрадеда. Допрашивали на предмет раскулачивания. Почему? Ведь уже перед началом волнений он почти все свое хозяйство добровольно отдал колхозу. Всех коров и лошадей, которые были в нашей семье (к слову, колхоз так и не смог их сберечь - все животные погибли от голода и болезней, так как никто не стремился обеспечить им надлежащий уход).

    Но сосед Ковригин все не унимался, и продолжал строчить доносы властям.

    И однажды Андрея Павловича арестовали…

     

     

    Дорога в никуда

    Тогда же книги нашей большой домашней библиотеки домочадцы распорядились сложить в сарае. Моя бабушка – тогда 6-летняя девочка, любила копаться в развалах книг, играть там, забираясь на самый верх, листать понравившиеся книжки.

    Однажды в наш дом снова постучали. На этот раз власти дали нашей семье 24 часа на то, чтобы взять с собой все необходимое – и покинуть Урал. Мой прадед успел попросить дальних родственников поселиться в родовом доме. Этим мудрым и своевременным решением он спас дом, иначе бы его разграбили, и сожгли.

    Через 24 часа моя семья держала путь в Татарстан. Они никого не знали в тех краях, шли в никуда. Чтобы вернуться обратно лишь спустя долгие годы…

    В повозке – только самые необходимые вещи. И книга, которую моя бабушка, украдкой сбежав в сарай в общей суматохе, вытащила, и взяла с собой. Любимая ее книга….

    Спустя время мой прадед Александр Андреевич и остальные сыновья Андрея Павловича добились его полной реабилитации, восстановили доброе имя, но… уже посмертно. После ареста Андрея Павловича отправили работать в забой на шахту. А у него были больные легкие…

     

    Очнувшись от потока страшных картин, рассказанных бабушкой, держу того самого «Евгения Онегина». Бережно провожу рукой по серой обложке теперь уже и моей любимой книги. И сердце сжимается. Сколько боли пережито! Сколько!

    Бумажный свидетель и расцвета, и горя моей семьи. Для меня эта книга - ключ к истории, связь с моими предками.

    Словно слышится эхом из глубины веков скрип повозки, увозящей мою семью в Татарстан. На повозке сидит моя бабушка – маленькая девочка, и в ее скромном узелке спрятана любимая книга – единственная оставшаяся в семье от богатой библиотеки моего прапрадеда.

    Книга, которая путешествовала из Кусы в Тумутук, в Муслюмово и обратно, а дальше в Мурманск, оттуда - в Новочеркасск и – в Азов.

    Книга - ставшая нашей настоящей нашей семейной реликвией, оберегаемой и почитаемой, как память о предках, их мужестве и стойкости.

    • отправить другу
    • распечатать
    • Комментарии

      Имя
      E-mail
      Текст
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
      Отправить
      Сбросить

    новости