Архив номеров:

регистрация

рубрики

последние комментарии

Каталог предприятий

    Развернуть

    голосование

    Голосование

    Оценка нового дизайна


    Вопрос-ответ

      На какой вопрос нельзя ответить "нет"?

      У твоих родителей дети были?

      Добавить вопрос

      Имя
      E-mail
      Вопрос:
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
       
      Отправить

      Милочка или Добро, которое остается…

      2018-03-22850
      Милочка или Добро, которое остается…

      Оксана ЛИВИЦКАЯ

      Бабушку Милю (Меланью) я до этого не видела ни разу. Только слышала рассказы о ней от двоюродной сестры Ларисы Худяковой, которая живет в селе Кагальник. Лариса всегда говорила, что Меланья Сидоровна – добрейшей души человек, и общаться с ней – одно удовольствие. В Кагальнике, где она всю жизнь прожила, иначе как Милочка, ее никто не называл!

      А еще бабушка Миля – единственная, кто может рассказать что-то об истории нашей семьи…

      Ведь родной нашей бабушки – Таисии Сидоровны – нет на свете уже 20 лет. А Меланья - ее сестра – 13 января отметит свой 90-летний юбилей!

      - В общем, поехали к ней! Пока не поздно…, - пристыдила меня Лариса.

      Так, благодаря сестре, я впервые увидела свою двоюродную бабушку. Забегая вперед - скажу, что уезжала я от нее в слезах. Такая она, бабушка Миля – уютная, добрая, веселая, мудрая. И как я могла так раньше? Не видеться, не общаться. Эх…

      Подслеповато щурясь, бабушка пыталась меня разглядеть. То снимала, то снова одевала очки. «Глаза не видят почти», - жаловалась. Потом спохватилась: «Ой, надо же переодеться!» Как мы ее ни уговаривали, ушла. Вернулась в красивой блузке, поверх которой – халат.

      Живет она сейчас в хуторе Новоалександровка вместе с дочерью Любовью. В красивом доме. И все ее здесь любят, почитают.

      - Да и как ее не любить? – Говорит Любовь Михайловна. – Мама свою жизнь прожила близко к Богу. Она - верующий человек, никого не обижала, никого не осуждала, потому, видимо, ей и дана была такая долгая жизнь. Дано увидеть своих внуков, правнуков. Она всегда всем помогала. Даже сейчас старается. Прихожу с работы, а она суп мне сварила.

      Дом, где живет бабушка Миля, – хлебосольный, гостеприимный. И так было заведено всегда. Всегда – большая семья, много детей. Всегда – открыты двери для гостей, для добрых людей.

        Прасковья, Анна, Агрипина, Акулина

      - Мамаша моя – Акулина Семеновна Бейсова- 1881-го года рождения, папаша – Сидор Корнеевич Зубец – 1880-го года. Хочу сказать, что жили они неплохо. Землю имели. Как нынче фермеры. За Займо-Обрывом была земля. Сажали хлеб, бахчу, кукурузу. Мололи муку. Имели бричку, сани. Коров держали, барашек, свинок, - рассказывает бабушка Миля. – Моя бабушка – Екатерина Михайловна – нигде не работала. У дедушки – Семена Веремеевича – была бойня.

      - Откуда у семьи земля и достаток, сказать не могу, - продолжает Меланья Сидоровна. – Слышала от родни, шо мамаша была дворянского рода. А там уже дальше не знаю. У бабушки было четыре дочки: Прасковья, Анна, Агрипина и мама моя - Акулина. И все они были благородни. Их уважали на селе. Они умели писать и читать.

      В 1944-м году Миля пошла работать в колхоз. До 1949-го тяпала за трудодни, за палочки. Усердную девушку сделали звеньевой.

      А потом вместе с другими девчонками она и вовсе попала на стройку – в Кагальницкую артель им. Ворошилова.

      Работа была тяжелая, но за нее хотя бы платили. Миле даже удалось купить себе новое пальто. В нем ее и сфотографировали для Доски Почета.

        Свадебный веночек

      В 1947-м году – на свадьбе у подружки – Меланья познакомилась со своим будущим мужем – Михаилом Трофимовичем Лысенко. Он учился тогда, по ее словам, в Ейском морском училище на капитана малого плавания.

      - Вин мне не очень понравился, если честно. Да после войны и выбирать не из кого было. Тот пришел без руки, тот без ноги, тот слепый на глаз, тот – неблагополучный, - рассуждает бабушка Миля. –Вот и начали дружить. Пять лет он ездил туды-сюды. Со мной не объяснялся. Раз уехал, вернулся, а у меня - другой жених! Ну, пять лет, сколько можно? Я ему отказала.

      И шо ему делать? Побрел. Як вин дома ругался! Подымался потолок! Мне потом рассказали, - улыбается Меланья Сидоровна. - На следующий день пришел с товарищем, и подружку взял – Шуру. Шукали меня в клубе, пронизали все ряды. А мы дома у подружки гуляли. Это ж было Рождество. Уже пришли мы с кавалером ко мне домой. Сидим. Часа через полтора приходит Миша с братом моим Федькой. Оба на бровях. Я кавалеру говорю: «Сиди, не пикай». Вышла. Сказала Федьке, шоб передал, мол, домамененемае. И спать его отправил.

      - На следующий день Миша уже на мази, заглядает в калитку: «Можно?» А я ведрами - цок-цок. Не чую, мол. Он на веранду заходит. И что-то мне его так жалко стало. И вообще: того - пару месяцев знаю, этого – пять лет, - говорит Меланья.

      - Миша заявляет: «Я хочу с тобой поговорить».

      - Пошли в зал, - отвечаю.Заходим, а в зале холодно, жуть. Он не отапливался.

      - Нет, уходим отсюда, холодно.

      А он: «Никуда не пойду, пока не скажешь: «Пойдешь за мене замуж?»

      - Та пойду...

       …Поженились Меланья и Михаил зимой 1952-го года.

      - Сваты приходили, да. Мамаша его и тетя. Да не сразу ведь! Мы один день ждали их, напекли, наготовили, а они не явились. На другый день мамаша корову доила, я гулять пошла, а тут и они нарисовались. Хорошо, что еда осталась.

      Потом Михаил уехал на практику – в Керчь.

      - Я сказала, жить буду пока дома. А то неизвестно, сколько это. Вин думал рассчитаться, а его не рассчитали. И тогда я туда к нему поехала. Он сказал: «Приедем, будет свадьба. А приехали – все замерло, затихло. Не было свадьбы, - вздыхает бабушка Миля. - А мне на платье ткань уже приобрели, и веночек мамаша купила. Красивый веночек.

      Из той ткани Михаилу сшили потом штаны.

        …Совсем из Керчи Михаил вернулся осенью 1952-го. Жили сначала у него в Узяке. В трех комнатах - девять человек. В одной комнате с Меланьей и Михаилом спалеще и его брат.

      В 1954-м году молодые переехали в Кагальник, к родителям Меланьи.

      Мила работала санитаркой в Доме ребенка, до тех пор, пока его не закрыли. В 1974-м устроилась в прудово - рыбное хозяйство «Взморье». А затем ее снова позвали в больницу. Там, где был Дом ребенка, открыли инфекционное отделение.

      Оттуда в 1985-м году Меланья Сидоровна вышла на пенсию.

      Михаил Трофимович заслужил звание «Ветеран морского флота».

      Умер в 1999-м году на 72-м году жизни, три месяца не дожив до Миллениума. Хотя очень хотел посмотреть, что же это такое…

         «Вы – родни»

      Сыновья бабушки Милы– Валентин и Александр – пошли, как и отец, по морской линии, окончили Одесское высшее инженерное мореходное училище.

      Сегодня Валентин - старший механик на судне. У него двое детей, четверо внуков, живет в Одессе.

      Александр - тоже стармех. Ходит в кругосветку на пассажирском судне (тогда как Валентин – на сухогрузе). Его сын – Денис – пошел по стопам отцам.

      Сын Любови, Дмитрий, тоже моряк!

      - И я хотела идти по морской линии. Узнала, что в Ростове есть курсы бортпроводников, - рассказывает дочь Меланьи Сидоровны Любовь (по мужу – Стороженко – авт.) - Папа как узнал, сказал: «Забудь. Иди в педучилище.» Я и пошла в Азовское педагогическое училище. Окончила его, работала в школе № 2 в Азове . Потом вышла замуж, и уехала с мужем в Саратовскую область – город Ершов.

      Через год Любовь с мужем вернулись в Кагальник, пожили немного с родителями. Затем переехали в Новоалександровку.

      С 2001-го года бабушка Миля живет у дочери.

      Сегодня у нее - четыре внука и шесть правнуков. И все приедут на ее грандиозный юбилей!

      -Мама всегда говорила: «Вы родни, вы не можете друг на друга даже «дурак» сказать», - говорит Любовь Стороженко. – С этим мы и выросли…

        И напоследок…

      - Так, значит, вас пятеро было детей у Сидора и Акулины? – Подытоживаю разговор с бабушкой Милей. – По старшинству: Тихон (ветеран Великой Отечественной войны, умер в 1993-м году), Филипп (не вернулся с войны), Алексей (не вернулся с войны), Таисия (моя родная бабушка, умерла в 1997-м году), Фёдор(умер в 2003 году)и Меланья… Так?

      - Нет. Нас было 13! И я – тринадцатая. Тогда часто так бывало, маленькие дети не выживали….

      Господи! Бедная прабабушка Акулина! Из 13 детей остались в живых только пятеро. Из пятерых - двух сыновей унесла война! А пережить революцию, коллективизацию, голод 1930-х, немецкую оккупацию…

      Великие русские женщины. Красивые, сильные и добрые. Вечная слава и вечная память!

      А замечательной бабушке Миле желаю в ее юбилей здоровья и еще долгих лет жизни! Чтобы делиться с нами мудростью и чувством юмора, рассказывать великолепные истории, дарить свое тепло, свое добро…

      Рубрики:

      Номер:

      • отправить другу
      • распечатать
      • Комментарии

        Имя
        E-mail
        Текст
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
         
        Отправить
        Сбросить

      новости

      Обьявления

      МЫ в соцсетях

      social